Сделать стартовой  |  Добавить в избранное
 Обратная связь

VashAktiv.Ru - Мир вечных ценностей и драгоценностей
<<Вернуться назад

ЧАРЛЬЗ УИТВОРТ

О РОССИИ, КАКОЙ ОНА БЫЛА В 1710 ГОДУ

AN ACCOUNT OF RUSSIA AS IT WAS IN THE YЕАR 1710

Российская империя. Прежде иностранцы столь редко посещали Россию, а ее доля в делах Европы была столь незначительна, что для сколько-нибудь правильного представления о ней может быть полезно при настоящем положении дел дать общее описание владений царя, доходов и военной силы, - описание, которое могло бы служить основой для более верного суждения о том, что может произойти в ходе этой войны.

Пространство. Империя Московии имеет в настоящее время обширную территорию, ограниченную на севере Ледовитым океаном и неизвестными пространствами близ полюса, на востоке и юго-востоке - Китаем, Великой Татарией 1, Узбекскими татарами и Персией, на юге - областями Турции, Польшей и Литвой, а на западе - Балтийским морем, Швецией и Лапландией.

Природа. Территория почти равна по площади остальной Европе, но кое в чем испытывает острую нехватку, а именно в природных богатствах и в численности населения. Как в американских колониях на Континенте 2, берега некоторых рек довольно хорошо заселены и земли обрабатываются достаточно для удовлетворения жизненных потребностей и для ведения торговли. Это становится совершенно очевидным на пути от границ Литвы до Москвы, так как земля расчищена только [59] соответственно размерам городов и деревень вдоль дороги, а в остальном - повсюду лес. В хилых частях страны на несколько сотен миль простираются большие безлюдные равнины, чрезвычайно богатые травою, всевозможными целебными трава ли и цветами, но им недостает лесов и хорошей воды и они подвержены неожиданным вторжениям татар, безопасности от которых не обеспечивают никакой мир и никакое соглашение.

Климат. В зависимости от климата почва различна по характеру и плодородию. Земля вокруг Москвы песчаная и не очень плодородная, но достаточно удобна благодаря наличию рек летом и дешевизне санного пути зимой, которая длится там обычно около шести месяцев.

Жители. Жители в основном те, что зовутся московитами; остальные образуют массу, но мало способствуют усилению страны: лапландцы и самоеды 3 слишком несообразительны и вялы, несколько татарских народов - слишком дики, а от казаков польза невелика, так как у них слишком много свобод и привилегий.

Лапландцы и самоеды. Лапландцы и самоеды рассеяны по всем большим лесам вдоль Белого и Ледовитого морей; они низки ростом, имеют некрасивую фигуру, их восприятие и понятия едва превышают уровень дикарей, а их религия, если таковая вообще существует, мало понятна тем, кто у них бывает. В пищу они обычно употребляют сырую рыбу или то, что убивают или находят мертвым, безразлично. Они приносят пользу московитам тем, что охотятся на тюленей близ Новой Земли и платят царю небольшую дань мехами. [60]

Татары Сибири и Даурии. Первыми русскими, проникшими в царства Сибири и Даурии, были преступники, которые бежали от правосудия во времена Ивана Васильевича 4, но после своего открытия получили помилование и при поддержке военной силы основали несколько селений на ближайших реках 5. Постепенно такие поселения распространились по всей территории до китайских границ; последняя крепость царских владений, называемая Нерчинск, построена на реке Амур, которая впадает в Южное море 6. Коренными жителями этих обширных областей были несколько разновидностей татар, которых, как и индейские племена Америки, легко покорили, так как они жили малыми ордами, каждая под своим управлением. Близ русских поселений они научились жить в домах, обрабатывать землю и платят царю ежегодную дань мехами, такими как соболя, лисы и горностаи. Другие татары, которые продолжают кочевать со своими шатрами, не признают власти царя, и часто их небольшие отряды причиняют беспокойства, хотя и не в состоянии нанести сколько-нибудь большой ущерб.

О Казани и Астрахани. Казань и Астрахань были татарскими царствами, которые когда-то сделали московитов своими данниками и несколько раз ставили их правительство на грань падения. Но они были окончательно покорены Иваном Васильевичем - первое в 1552, а второе в 1554 году 7. После этого он построил несколько городов на Волге, укрепил их сильными гарнизонами и пересилил в Казань и Астрахань людей своего народа, которые и по сей день не позволяют никаким татарам селиться в пределах городских стен.

Черемисы и мордва. Черемисы 8 и мордва владеют обширной областью между Нижним Новгородом и Казанью по обеим сторонам Волги. Они живут в домах, занимаются сельским хозяйством, платят царю налоги и служат [61] ему, как и другие его подданные, но никогда не поставляют рекрутов на войну.

Башкиры. Башкиры - сильный народ, распространенный от Казани до границ Сибири. У них есть поселения, но они сохраняют свою прежнюю независимость и восставали в 1707 году, когда царские чиновники вознамерились обложить их новыми налогами и принудили некоторых из них принять христианство. Башкир усмирили военной силой и удовлетворением их жалоб 9.

Калмыки. На остальной части страны до Астрахани и границ Узбеков обитают калмыки и другие орды, которые кочуют со своими шатрами в зависимости от времени года и удобства существования. Царь ежегодно преподносит им дары тканями, деньгами и каким-либо оружием, а за это они обязаны служить ему во время войн без оплаты, которую в достаточном количестве добывают себе сами, грабя друзей и врагов, где бы ни проходили. В последнее время самое большое число калмыков, которое вооружалось для царя, составляло примерно 12 тысяч; через восемь дней после Полтавской битвы их отпустили обратно домой и только около двух тысяч отправили в Ливонию 10. Религия у татар либо магометанская, либо языческая, в чем им не препятствовали царь и его предки.

Казаки. Казаки делятся на три вида, известные по местам, где они впервые поселились, но все они из одного народа, говорят на одном языке, придерживаются одной религии и имеют одинаковую форму правления. Первоначально они были польскими крестьянами, из которых была сформирована милиция под командой их собственных офицеров и со своей дисциплиной; их поселили на плодородных равнинах Украины для охраны границ государства от татар. Через несколько лет [62] численность казаков и богатства значительно выросли, и они не могли больше выносить пренебрежительного отношения польской знати, всегда смотревшей на них как на своих рабов. Такое обращение послужило поводом для нескольких кровопролитных волн, успех которых был различен 11.

Казаки Дона. В одной из первых войн, когда казаки потерпели поражение, некоторые из них, не желая подчиниться гнету, ушли с Украины на безлюдные берега Дона, или Танаиса, где основали новое поселение. В 1637 году другая группа по той же причине решила искать счастья на берегах Каспийского моря. Но когда они проходили мимо своих прежних земляков на Дону, те убедили их остаться и присоединиться к походу на Азов, который они и взяли в том же году и удерживали до 1642 года, когда турки подошли с большой армией, а московиты отказали казакам в своевременной поддержке 12. Казаки сожгли город и сделали столицу своего маленького государства в Черкасске, городе на одном острове на Дону. Спустя некоторое время они отдали себя под защиту московитов и еще недавно имели 39 городов на этой реке от Рыбной до Азова, большинство из них на северовосточной стороне 13. Эта область по большей части лишена деревьев, но на удивление богата травами, цветами, целебными травами, дикой спаржей и т.д. Казаки сеют очень мало хлеба, причем этим занимаются лишь их невольники; также мало едят хлеба, кореньев и трав; основной их пищей являются рыба, мясо и фрукты, а их богатство составляют крупный рогатый скот, лошади, дромадеры и верблюды, их дома и одежда обычно опрятнее, чем у московитов, в религии они следуют греческой, или восточной церкви. Среди казаков очень мало торговцев и ремесленников; их занятием и увлечением является оружие, которое они в мирное время применяют в набегах на своих постоянных врагов - калмыцких, кубанских и крымских татар, в открытой войне - против турок на Меотийском [63] озере 14. Управление казаков - разновидность военной демократии; их главный гетман, или полковник над всеми, имеет резиденцию в Черкасске. Он избирается на общем сборе капитанов и гражданских чинов этого народа, но утверждается царем и затем занимает свой пост до конца жизни, которую он зачастую теряет в неудачном походе или при каком-либо мятеже 15. Каждый город подобен маленькому государству и имеет своего собственного гетмана, или капитана, выбираемого ежегодно, который ведает всеми гражданскими и военными делами, а в поле возглавляет войско своей общины. Казакам сохранены их старые законы и обычаи, они не платят царю никакой дани, не поставляют рекрутов и лишь обязаны выставлять по требованию войско на своем содержании. Напротив, их капитаны обычно получают ежегодные подарки из казны царя тканью, деньгами и хлебом 16. Казаки пользуются очень большими привилегиями, одна из самых значительных состояла в том, что всякий крестьянин или невольник, оказавшийся в их стране, получал свободу и не мог быть востребован своим хозяином или правительством московитов. Поэтому во время нынешней войны здесь укрылось множество дезертиров; царю стало известно об этом, и четыре года тому назад на их поиски был послан князь Долгорукий с двенадцатью сотнями солдат. Он нашел несколько сотен [беглецов], но, не приняв мер предосторожности, подвергся в свою очередь нападению казаков и был изрублен со всеми своими людьми. Это вызвало общее восстание и отнимало у царя тысяч 10 человек в продолжение приблизительно двух лет. Во время этих волнений многие их города были сожжены, и не пощадили ни мужчину, ни женщину, ни ребенка; кроме того, несколько сотен человек были публично казнены в Воронеже 17. Это истребило очень много жителей страны и сделало имя Московии ненавистным для оставшихся. Во времена наибольшего процветания силы казаков оценивались тысяч в 15 человек, способных носить оружие 18. [64]

Казаки Украины. Казаки Украины 19 гораздо более многочисленны и значительны, их владения простираются на несколько сотен миль между реками Борисфен, или Днепр, и Дон. В 1654 году они во главе со своим гетманом из-за плохого обращения восстали против Польши и отдали себя под протекцию царя, передав ему Киев, Чернигов и несколько других сильных городов в залог своей верности 20. Эта страна исключительно хорошо заселена и возделана, их города многочисленны, все укреплены сухим рвом, земляным валом и палисадами. Деревни большие и искусно выстроены из дерева. Казаки ведут большую торговлю пенькой, поташем, воском, зерном и скотом. Они живут легко и изобильно, пользуясь теми же привилегиями, что и донские. Такая жизнь и их богатства вызывают зависть знати и правительства московитов, которые делали несколько попыток постепенно ограничить свободы казаков. Это привело к общему недовольству и переходу Мазепы под власть короля Швеции 21. Это было сделано неудачно, и в результате резиденция Мазепы - город Батурин был тут же взят и сожжен, а свыше шести тысяч человек без различия возраста и пола преданы мечу 22.

Казаки Запорожья, или Порогов. Запорожские казаки 23 имеют тот же характер и ведут такой же образ жизни, что и донские. Они получили свое название от порогов на реке Борисфен, близ которых поселились, главным образом в целях большей безопасности и удобства своих походов против турок и татар. Когда казаки Украины, испуганные жестокой расправой в Батурине, утихли, запорожские открыто заявили о своей приверженности Мазепе и продолжали хранить ему верность до конца. Две или три тысячи последовали за ним в Бендеры 24 и до сих пор находятся с королем Швеции. Большинство остальных было порублено, так что остатки казаков этого названия в настоящее время весьма [65] незначительны.

Московиты. Из этих сведений явствует, что при подсчете сил царя следует учитывать лишь главным образом природных московитов; только из них формируются и состоят его регулярные войска, за исключением небольших дополнений из мордвы и черемисских татар, которые постепенно были цивилизованы и подчинены.

Их численность. По наивысшему и наиболее вероятному расчету численность московитов составляет:

Дворы, которые платят налог на военные нужды деньгами

884.000

Дворы, исполняйте гужевую повинность и поставляющие провизию

424.000

Дворы

1.308.000

Души

Что, считая в среднем по пять человек на двор составляет

6.540.000

Я видел другой расчет, где империя была разделена на 84 части для создания царского флота в 1697 году:

Дворы

Каждая часть насчитывает

10.000

Всего

840.000

По пяти человек на двор

4.200.000 душ 25

Эти вычисления учитывают всех московитов и несколько их колоний от Киева до Китая и Ледовитого моря.

Поскольку земля в большинстве частей [страны] остается необработанной, а увеличение дохода каждого помещика зависит от числа его крестьян, или подданных, то старым правилом московских офицеров было во всякой успешной войне увести за собой как можно больше людей и поселить их в своих собственных владениях. Несколько городов на [66] Волге являются плодами их прежних походов в Польшу и Литву, а в настоящее время они увели более трети жителем из Ингрии 26 и Ливонии и заселяли ими целые деревни к югу от Воронежа. Я полагаю, что эти люди, находя свою новую неволю легче старой, землю более плодородной, а климат более мягким, никогда не вернутся назад, хотя им и предоставлена свобода. Это непоправимый урон для короля Швеции, если когда-нибудь эти провинции вернутся к своему прежнему хозяину. Ингрия в какой-то мере была вновь заселена колониями московитов. Большинство существующих теперь знатных фамилий - иностранного происхождения, как Голицыны 27, Апраксины 28, Нарышкины 29 и т.д. из Польши, Черкасские 30 из Татарии, а царь гордится своим прусским происхождением 31.

Степени. Московиты делятся на три степени; знать, называемую князьями; помещиков, называемых дворянами, и крестьян.

Знать. Князья, или герцоги, некогда были главами маленьких государств, на которые была поделена эта страна, но со временем все они были подчинены князьями владимирским, перенесшими свою резиденцию в Москву и принявшими титул великого князя. Потомки этих фамилий до сих пор сохраняют свой древний титул, и некоторые поляки, переехавшие сюда, выдвинувшись, присвоили себе такое же достоинство под тем предлогом, что они ведут свой род от воевод. Этот титул ценится по-разному, в зависимости от доходов или занятий носящего его лица. Те герцоги, которые приспособились к условиям и получили поместья в обмен на свою незначительную независимость, до cиx пор живут с некоторой пышностью; другие поднялись снова благодаря своей гражданской или военной службе, тогда как остальные доведены до полной нищеты и ничтожества. Два года тому назад в драгунском полку князя Меншикова 32 около трехсот князей [67] были простыми солдатами 33. С целью устранить путаницу с этим титулом, царь сначала своей деятельности стал вводить некоторые изменения. Император пожаловал титул графа покойному первому министру царя Головину 34 и генералу Гордону 35; Александр Меншиков, фаворит царя, получил титул князя Империи четыре года тому назад. Но так как амбиции царя растут вместе с его успехами, он задумал ввести собственные почетные титулы и вскоре после этого сделал князя Меншикова герцогом Ингрийским. Когда господин Головкин 36, нынешний первый министр царя и великий канцлер, был пожалован титулом гpaфa от императора, то вскоре он получил тот же титул и от царя, который с тех пор пожаловал графскими титулами [также] великого адмирала Апраксина 37 и лорда хранителя печати Зотова 38, вовсе не обращаясь к имперскому двору, и намеревается постепенно ввести титулы баронов и рыцарей. Он уже учредил рыцарский орден в честь св. Андрея, кавалеры которого носят голубую ленту и звезду в подражание ордену Подвязки 39.

Помещики. Дворяне - это сельские помещики, большинство которых держит свои земли рыцарской службой; они обязаны являться на войну верхом. Раньше было достаточно послать хорошо вооруженного конного человека, но нынешний царь заставляет дворян самих или их сыновей служить лично, если они не могут откупиться достаточно крупной суммой у его министров. Когда дворяне находятся в армии, им не разрешается иметь слугу, хотя они могут быть хозяевами нескольких сот крестьян, и должны сами выполнять все обязанности простых солдат. Но самое большое унижение для них то, что те из их крестьян, которые хотят завербоваться в армию волонтерами, немедленно объявляются свободными и на равном положении со своими хозяевами 40, хотя вопрос чести еще не настолько признан, чтобы дать много примеров такого рода. Те дворяне, что живут в своих поместьях и находятся далеко от Москвы, пользуются большой свободой и [68] держатся очень высокомерно, хотя перед офицерами и высшей знатью они смиренны и заискивают. Поистине эта страна является превосходной моделью грандданса Байеса, где каждый, кроме крестьян, имеет свою долю унижения и почитания.

Крестьяне. Крестьяне - настоящие невольники, подчиненные деспотичной власти своих господ, их можно передавать с их личным имуществом. Ничего они не могут назвать своим собственным, и это делает их очень ленивыми. И когда исполнено задание хозяев и запасено немного хлеба и дров на год, они считают главное дело своей жизни выполненным, а остальное время бездельничают или спят. И все же они довольны жизнью: пара глиняных горшков, деревянная миска, деревянная ложка и нож составляют всю их домашнюю утварь. Они пьют воду, едят овсяную кашу, хлеб, соль, грибы и коренья, по праздникам немного рыбы или молока, если это не пост, но мясо очень редко. Так простой обычай в них посрамляет притворную суровость философии и ложное благочестие и прекрасно готовит их к тяготам войны, что, будучи привычным их образу жизни, безусловно получит сильное развитие в народе, который не задумываясь идет на смерть и мучения и обладает таким пассивным мужеством, как ни одна другая нация в мире.

Религия. Их религия - это восточная, или греческая церковь, только еще более испорченная невежеством и суевериями.

Картины. Они думают выполнить вторую заповедь тем, что не допускают никаких скульптурных изображений, но их церкви полны жалких картин, лишенных оттенков и перспективы, и однако некоторые из этих рисунков, как и более изящные, кисти итальянских мастеров, считаются произведениями ангелов, особенно знаменитый образ девы Марии с тремя руками, который хранится в [69] Иерусалимском монастыре примерно в тридцати милях от Москвы 41.

Почитание картин. Почитание, выказываемое по отношению к этим картинам, - грубейший вид идолопоклонства, и оно составляет основную часть их набожности. Этим картинам они кланяются и крестятся; каждый ребенок имеет своего покровителя-святого, которого ему определяют при крещении, а каждая комната - свою картину-заступника в одном углу, который у русских является почетным местом. Посторонние, входя в дом, отдают дань уважения этой картине, прежде чем приступить к делу или обратить внимание на присутствующих. Все эти изображения называют общим именем - Бог.

Посты. Остальная часть их обрядов заключается в соблюдении постов, которых в году четыре помимо сред и пятниц, и постов очень строгих; в посещении церкви раз в день, если она находится поблизости; в том, чтобы ставить восковые свечи своим святым и часто повторять “господи, помилуй” без каких-либо размышлений. Из-за войны и частых путешествий их молодых дворян московиты стали менее строго соблюдать посты; сам царь во время всех постов ест мясо в частных домах, но на людях старается не оскорблять религиозных чувств 42.

Церкви. У московитов очень много церквей; некоторые каменные, остальные - деревянные. Все они построены в виде креста, с пятью маленькими куполами. В каждом имении знати есть церковь. Построить церковь считается благим делом и налагает какие-то обязательства на небеса, хотя всякий волен посещать или не посещать церковь.

Белое духовенство. Их приходские священники и капелланы - люди самого низкого происхождения, “мужья одной жены” в буквальном толковании этих слов 43; раньше священника отстраняли от исполнения его обязанностей в случае смерти жены, и он должен был постричься в монахи или [70] заняться каким-либо скромным ремеслом для своего пропитания. Но нынешний царь разрешает им оставаться при церкви в качестве низших служителей. Неудивительно, что при таком происхождении и в таких условиях они очень невежественны, а все их образование заключается в том, чтобы нараспев повторять слова службы и прочесть главу из Библии, которую понимают весьма немногие из них, так как она написана на славянском языке 44. Они никогда не читают в церкви Ветхого завета и уж подавно не кладут его на алтарь.

Черное и сановное духовенство. Монахи и духовенство высокого сана пользуются гораздо большим уважением, хотя они почти столь же невежественны, за исключением нескольких, получивших образование в Киеве. Их привычки, посты, поскольку они никогда не едят никакого мяса, их степенность и постоянная набожность привлекают к ним сердца и вызывают преклонение людей, а их большие владения прежде настолько усилили их мирские интересы, что патриарх Никон дерзнул бороться с отцом нынешнего царя 45 за самостоятельность, и подавление его сопровождалось большими волнениями 46. Эта власть была так опасна, что нынешний царь с кончиной последнего патриарха разделил службы, предоставив духовную власть архиепископу рязанскому, а управление мирскими делами - мирской комиссии, ведающей также монастырскими землями и доходами, которые царь под благовидным предлогом отобрал несколько лет тому назад 47. Когда он осведомился о доходах, настоятели монастырей, желая показаться очень бедными, пожаловались, что они едва в состоянии прокормить своих монахов, хотя и ограничиваются жалкой суммой по 15 рублей в год на человека. Царь с показным сочувствием сказал им, что позаботится об их доходах и удвоит содержание, что он действительно и сделал. Это, помимо годовой выгоды для его казны в 150 тысяч фунтов стерлингов 48, полностью уничтожило мирскую власть монастырей в стране, где у них больше не осталось свободных держании, а их крестьяне, или подданные, теперь [71] непосредственно зависят от царских чиновников.

Правление. Правление является абсолютным до последней степени, не ограничено никаким законом или обычаем и зависит лишь от прихотей монарха, которые определяют жизнь и судьбу всех подданных. Обычное приветствие высшей знати царю: “Я твой раб, возьми мою голову” 49. Однако те, кто служит, имеют свою долю деспотичной власти, их действия не подлежат обжалованию, все совершается от имени царя, которым они часто злоупотребляют для удовлетворения своей алчности, жажды мести или других низких страстей.

Законы. Для соблюдения правовых норм между частными лицами у них есть писаные законы 50 и прецеденты, которым московиты обычно следуют, хотя без всякой обязательности, а их методы достаточно просты и коротки; если бы еще их судьи могли устоять перед соблазном взятки, что редко случается в этой стране.

Администрация. Раньше цари стремились сохранить преклонение своих подданных тем, что появлялись очень редко, лишь на публичных церемониях и службах и с соответствующей случаю торжественностью, тогда как бояре, или ближние советники, распоряжались империей по своему усмотрению. Но нынешний его величество царь преодолел эту формальную зависимость и не упускает случая продемонстрировать их самих и их обычаи перед народом. Чтобы еще больше ослабить древние фамилии, он часто обязывает их детей служить на низших должностях, например, простыми солдатами в его пешей гвардии, и возвышает людей без роду и племени до больших постов. [72]

Бояре. Бояре, или ближние советники, прежде были главной силой всех приказов, или министерств. Окольничие были их помощниками, являясь ближними советниками более низкого ранга, допускавшимся [на церемонии?] только в особых случаях 51.

Думные и дьяки. Думные являются судьями на всех процессах, а дьяки - секретарями. Каждый приказ состоял из этих чиновников и имел, независимо один от другого, неограниченное право казнить и миловать, что часто вызывало немалую путаницу. Приказов было свыше 30 для различных сфер жизни или провинций империи 52, и хотя они до сих пор сохраняются, однако главные чиновники - бояре и окольничие - постепенно упразднялись, а большинство приказов передавалось дьякам, то есть секретарям.

Новый план. В 1710 году царь осуществил новый проект, который со временем может привести к большим изменениям: разделил империю на 8 губерний 53.

Москва со всеми принадлежащими ей областями отдана г-ну Стрешневу 54, главе военного ведомства.

Архангельск - князю Голицыну 55, бывшему посланнику в Вене.

Азов и Дон - графу Апраксину, великому адмиралу.

Казань и Астрахань - генерал-лейтенанту Апраксину 56 его брату.

Киев и Украина - генерал-лейтенанту Голицыну 57, который был военным комиссаром войск московитов в Саксонии.

Сибирь - князю Гагарину 58.

Ливония, Ингрия, Псков и Новгород - князю Меншикову, фавориту.

Смоленск - господину Салтыкову 59.

Воронеж и верфи должны быть отдельной маленькой губернией, что царь сохраняет в тайне 60. [73]

Эти губернаторы распоряжаются всеми делами - военными и гражданскими, получают доходы, оплачивают все расходы в своих нескольких провинциях и ежегодно посылают определенную сумму в большую казну, свободно от всех обложений; они имеют абсолютную власть во всем, помимо того, что касается регулярных войск, которые никогда не должны быть ни под их руководством, ни оплачиваться ими. Хотя они квартируют на подвластных тому или иному губернатору территориях, но должны получать приказы непосредственно от царя и его генералов 61.

Царь. Нынешнему царю тридцать восьмой, год; государь красив, крепкого телосложения и здоровья, но которое в последнее время сильно подорвано вследствие нерегулярного образа жизни и переутомления. Он был подвержен сильным конвульсиям, причиной которых, как говорят, стал яд, подсыпанный ему в юности по приказанию его сестры Софьи 62; из-за этого он не любил, чтобы на него смотрели, но в последнее время почти избавился от конвульсий. Он чрезвычайно любознателен и трудолюбив и за 10 лет усовершенствовал свою империю больше, чем любой другой смог бы сделать в десятикратно больший срок, и что еще более удивительно - сделал это без какой бы то ни было иностранной помощи, вопреки желанию своего народа, духовенства и главных министров, одной лишь силою своего гения, наблюдательности и собственного примера 63. Он прошел все ступени должностей в армии - от барабанщика до генерал-лейтенанта, на флоте - от рядового матроса до контр-адмирала, а на своих верфях - от простого плотника до корабельного мастера 64. Дальнейшие подробности, хотя они и были бы интересны, заняли бы здесь слишком много места. Царь имеет добрый нрав, но очень горяч, правда, мало-помалу научился сдерживать себя, если только вино не подогревает его природной вспыльчивости. Он, безусловно, честолюбив, хотя внешне очень скромен; недоверчив к людям, [74] не слишком щепетилен в своих обязательствах и благодарности; жесток при вспышках гнева, нерешителен по размышлении; не кровожаден, но своим характером и расходами близок к крайности 65. Он любит своих солдат, сведущ в навигации, кораблестроении, фортификация и пиротехнике. Он довольно бегло говорит на голландском, который становится теперь языком двора. Царь живет очень скромно. Будучи в Москве, никогда не располагается во дворце, а поселяется в маленьком деревянном доме, построенном для него в окрестностях [столицы] как полковника его гвардии. Он не держит ни двора, ни выезда, ни чего-либо иного, отличающего его от обычного офицера, кроме тех случаев, когда появляется на публичных торжествах.

Двор. Двор прежних царей был очень многочисленным и пышным, по торжественным случаям наполнялся боярами, или ближними советниками, со всеми чиновниками каждого приказа, знатью и помещиками, которые должны были появляться при дворе в силу своих почетных титулов и знатности без какого бы то ни было жалования. Например, кравчие, каковых лишь двое из первейшей знати, и эта должность считалась очень почетное; стольники, в обязанности которых входило выполнять различные важные поручения, принимать послов и т.д.; спальники. Носящие эти два последних звания весьма многочисленны, и эти звания переходят от отца к сыну, хотя обычно утверждаются государем. И, наконец, гости, или крупнейшие купцы. Во время публичных празднеств или церемонии все они получали из казны богатое парчовое платье, подбитое мехом, которое возвращали сразу же после выхода. Но нынешний царь совершенно упразднил эти церемонии, не учредив никакого другого двора. Некоторые говорят - из экономии средств во время войны, но причина кроется скорее в особенностях его характера, которому противны подобные условности. На любой церемонии царя сопровождают офицеры его армии и знать без [75] какого-либо соблюдения рангов, что выглядит довольно эффектно.

Фаворит. Фаворит царя Александр Меншиков - очень низкого происхождения. Мальчиком он случайно повстречался царю на улице и за какие-то неудачные ответы 66 был определен в число придворных царя. Начиная с этого шага, Меншиков постепенно вырос в самую могущественную некоронованную особу в Европе; его основным достоинством было усердие и расторопность. Кое-кто полагал, что близость царя и фаворита походила скорее на любовь, чем на дружбу, они часто ссорились и постоянно мирились, хотя любой из этих случаев мог оказаться фатальным, до чего порой бывало недалеко. Меншиков не обладает выдающейся внешностью, он малообразован, так как царь никогда не позволял ему учиться читать и писать, а чересчур стремительное возвышение не оставляло ему времени для наблюдений и приобретения жизненного опыта. От имени царя он пользуется неограниченной властью во всех делах, свои личные страсти ставит выше любых интересов, чем часто противоречит приказам царя, и если доходит до разногласий, обычно старается скрыть предмет спора от своего повелителя. Меншикова не любит простой народ, а еще менее старая знать и высшие офицеры, которые открыто составляют против него заговор, возглавляемый великим адмиралом Апраксиным. Меншиков стал князем Империи в 1706 году, герцогом Ингрийским – в 1707 и фельдмаршалом в 1709. Он лютый враг фельдмаршала Шереметева и часто ставил того на грань падения 67. Он создал себе двор, как у мелких германских князей, состоящий из гофмейстеров, гоф-маршалов, секретарей и т.п., по большей части иностранцев 68.

Канцлер империи. Господин Головкин - из древнего рода, он был верховным комнатным и после смерти графа Головина назначен канцлером империи, каковой высокий пост он скромно [76] отклонял в продолжение нескольких месяцев. Это джентльмен, наделенный здравым смыслом, весьма благочестивый и вообще человек чести. Никто не жаловался на его жестокость или несправедливость, хотя некоторые полагают, что он недостаточно решительно выступает против этих качеств в других людях 69. Он получил титулы графа Римской империи и России года три тому назад.

Вице-канцлер. Господин Шафиров 70 невысокого происхождения, его дед был из евреев, вывезенных из Польши в одну из прежних войн с нею; отец Шафирова был крещен, и сам он исповедует русскую религию. В 1705 г. он служил личным секретарем графа Головина, которому был совершенно необходим благодаря своему прилежанию и знанию голландского языка. После смерти графа он был назначен секретарем Посольского приказа, а в 1709 году – вице-канцлером при графе Головкине. Все внешние дела непременно проходят через его руки. У него больше опыта, нежели природных способностей. Он пользуется репутацией человека, ведущего дела вполне честно, но быстрое продвижение по службе сделало его высокомерным и, говорят, личные интересы не всегда позволяют ему разобраться в существе дела 71.

Ближний советник. Князь Долгорукий 72, который несколько лет тому назад был послом царя в Польше, часто присоединяется к двоим вышеназванным господам для консультаций по внешним делам, но исполнительная часть полностью лежит на них. Этот человек обладает здравым смыслом, хорошими манерами, скромен и честен 73.

Великий адмирал. Господин Апраксин - из хорошего рода, его предки были стольниками. Старая вдовствующая императрица, мать [77] старшего брата царя, - его сестра 74. Благодаря этому союзу он попал ко двору и оказался в милости, а вскоре продвинулся с помощью своего живого ума и сознания, не отягощенного никакими угрызениями совести, которые могли бы помешать его карьере. В продолжение многих лет он был комиссаром Адмиралтейства, а после смерти графа Головина произведен в адмиралы. В 1709 году он был назначен губернатором Ингрии в отсутствие князя Меншикова 75 и имел счастье видеть, как солдаты шведской армии под командованием генерала Любеккера забивали своих коней и по необъяснимой причине ретировались из этой провинции 76. Эта неудача [Любеккера] обернулась его [Апраксина] собственной заслугой и повысила его репутацию в глазах государя. Апраксин очень мстителен и не чурается подарков; он открыто выступает против фаворита, и его очень ценят при дворе, но невоздержанность к напиткам в обществе царя порой служит для него источником неприятностей.

Фельдмаршал. Фельдмаршал Шереметев 77 - из очень древнего рода, известного тем, что давал удачливых генералов в войнах против татар. На его долю также выпал успех в последней турецкой войне. Во время своего путешествия в Италию Шереметев провел операцию на мальтийских галерах и был удостоен креста этого ордена 78. Он самый благовоспитанный человек в этой стране и много вынес из своих путешествий; у него блестящий выезд и он сам ведет блестящий образ жизни; его чрезвычайно любят солдаты и почти обожает народ. Шереметев бодр в свои шестьдесят с лишним лет, имеет хороший характер, честен и как никто другой обладает личной храбростью, но недостаточно опытен в действиях против регулярных войск 79. Он часто подвергается преследованиям фаворита и не раз просил об отставке, однако неизменно получал отказ 80.

Есть еще несколько министров, входящих в тайный [78] совет, но поскольку они занимаются внутренними делами, не пользуются особой милостью и не оказывают заметного влияния на дела государства, я не стану утруждать вас перечислением их имен и постов, а перейду к небольшому сообщению о богатствах царя.

Богатства. Серебряная монета. Торговой монетой в Московии является маленькая серебряная монета размером примерно с английский пенс, называемая копейкой.

3 копейки составляют алтын

10 копеек - гривну

25 копеек – по [лу] полтину

50 копеек - полтину

100 копеек - рубль.

Раньше не было других монет, кроме копеек, а остальные названия обозначали только их число для удобства счета, но в 1703 году были выпущены большие количества металлических монет: рублей, полурублей и т.д., хотя основную кассу денег по-прежнему составляют копейки 81.

Стоимость. Все большие суммы обычно выражаются в рублях (100 копеек), действительная стоимость которых монет составлять примерно 4 английских шиллинга 4 пенса, но при обмене за рубль обычно считают 6 шиллингов 8 пенсов. А 15 лет тому назад стоимость была 10 шиллингов 82.

Вес. Во времена Ивана Васильевича, который правил с 1540 по 1584 год 83, сто рублей весили 12 фунтов 84, а вес не менее 11 фунтов сохранялся до правления нынешнего монарха, но из-за войны и растущих потребностей казны его постепенно снизили до 6 фунтов 12 унций и 3 квартернов по английским мерам веса 85. Казначейство принимает с 15-процентной приплатой 100 рублей старыми копейками весом 10 фунтов, а затем их перечеканивают, в новые [79] копейки 86.

Стандарт. Стандарт должен быть одного качества с левенталерами, то есть 12 унций чистого серебра и 4 унции примеси на фунт веса. Но большая часть материала, поступающего на монетный двор, содержит не свыше 10 унций чистого серебра, а поскольку пробу при плавке берут редко 87, русские монеты имеют разную ценность, в зависимости от того, какой состав плавили в данной партии - хороший или плохой. Серебро в слитках, талеры и старые копейки переплавляются вместе с добавлением примеси меди.

Ввозимые деньги. Серебро - это крестовые талеры, левенталеры и альбертус-талеры и необработанные слитки 88, привозимые из Голландии, Гамбурга и Бремена. Талеров поступает 2-3 тысячи в год, частью от купцов в качестве таможенных пошлин, частью в обмен на медные деньги, которыми казначейство часто ссужает иностранцев и которые нужно вернуть в талерах до истечения двухлетнего срока, а частью в результате выгодного денежного обмена, при котором голландцам за талер дают всего от 62 до 78 копеек; в Архангельске же талер можно продать за 85-90 копеек 89.

Золотая монета. В 1702 году были отчеканены первые дукаты с царским штемпелем, по 26 карат, и они равнялись по ценности голландским дукатам 90. Но в следующем году управление монетным двором отобрали у иностранцев 91 и стали оставлять без очистки китайское золото, которое содержит лишь 20-21 карат и 1-3 грана. Эти монеты полностью вытеснили дукаты, которых с 1706 года было выпущено очень мало. Золото ввозят в слитках из Китая, около 300 английских фунтов в год; кроме того, каждое лето в [80] Архангельск морем привозят несколько тысяч дукатов.

Медь. В 1705 году царь начал чеканить медные копейки, половинки и четверти; 36 английских фунтов меди, которые покупают в Москве за 7 рублей, дают в монетах 20 рублей 92. Ежемесячно выпускается около 10 тысяч этих копеек, но никто не обязан брать их в уплату, кроме тех, кто состоит на царской службе. Их можно обменять на серебро с приплатой двух процентов. Медь поступает морем в Архангельск.

Торговля. Если иметь в виду запасы серебра и ценность монеты, то деньги в этой стране столь сильно зависят от торговли, что необходимо упомянуть здесь главные ее направления.

Ввоз. Товары, главным образом ввозимые из Англии, - это всевозможные шерстяные изделия, свинец, олово, красильное дерево, индиго, оловянная посуда, ладан, самородная сера, гваяковое дерево. Голландцы и гамбуржцы, кроме того, привозят вина, бумагу, квасцы, изделия из стекла, специи, талеры, серебро в слитках, золотые и серебряные галуны, парчу, силезское сукно и всякого рода галантерею.

Вывоз. В Англию вывозят в основном пеньку, лен, ворванный жир, полотно, поташ, ревень, рыбий клей, воск, смолу, юфть и икру, два последних товара вывозят в Ливорно 93. Голландцы и гамбуржцы вывозят, далее, древесную золу, мачты, высушенные и соленые кожи, сало, соболей, конопляное семя, рогожу и свиную щетину. [81]

Морские промыслы. Их охота на тюленей, которых добывается около 10 тысяч в год, дает 5 тысяч мер жира; шкуры и жир посылают в Англию. Моржи с Новой Земли обычно давали в год 30 груженных ворванью судов; бивни ценятся почти наравне со слоновой костью, но поскольку торговля монополизована одной компанией, она с каждым днем сокращается. Обычно три корабля, груженных треской и вяленой рыбой, каждый год отправляются в Данию; один корабль с соленой и сушеной семгой - в Бильбоа. Семгу и треску ловят в Северном океане у Кильдина и Колы 94, а соль привозят морем из Сент-Убеса 95.

Пошлины. Иностранные купцы обязаны платить свои таможенные пошлины в Архангельске талерами, которые казна принимает лишь по старой стоимости - по 50 копеек. Да к тому же на вес: 14 на фунт, что редко выдерживается, а выходит от 14 с четвертью до 14 с тремя четвертями [талеров в фунте] 96. Иностранцы платят 5 процентов за товары, купленные и проданные на вес, и 4 процента за товары, купленные и проданные на счет либо меру. Они платят лишь одну таможенную пошлину - либо ввозную, либо вывозную, любая из них достигает наивысшего уровня в конце торга. За товары, отправляемые иностранцами в Москву или в другие внутренние города, платят 10-процентную проездную пошлину в талерах и 6-процентную, если они продают и покупают на русские деньги. Русские купцы платят 5 процентов, если продают и покупают внутри страны, и 5 же в Архангельске. За вино платят особую пошлину по 5 талеров бочка 97.

Обменный курс. В 1710 году обменный курс был 3 рубля 10 копеек за фунт стерлингов, тогда как по действительному достоинству должно быть лишь около 4 с половиной рублей [за фунт стерлингов] 98. А поскольку ежегодный вывоз превышает ввоз [82] почти на две тысячи рублей 99, государственный кредит русских денег сохраняется; он понизился бы почти до реального уровня, если бы сколько-нибудь значительную сумму сверх торгового баланса пришлось послать за море.

Доходы царя могут составлять приблизительно 7 миллионов рублей в год 100, они поступают в основном:

Их источник. От таможенных пошлин на товары в Архангельске и проездных пошлин на товары, покупаемые или продаваемые в розницу внутри страны.

От монополий, находящихся в руках царя. Поташ дает до 40 тысяч талеров в год 101; древесная зола - 125 тысяч талеров 102; икра - 30 тысяч испанских талеров 103, кроме того, что потребляется в стране; ревень - около 20 тысяч талеров 104. Все эти товары продаются исключительно на талеры. Смола в 1706 году дала 40 тысяч талеров, а другая [партия] - 10 тысяч рублей; позже смолы продавалось очень мало 105.

От внутренних монополий. Соль приносит 500 тысяч рублей 106; суммы от табака, плиточного и брускового, продаваемого только чиновниками царя, точно не известны; в казну поступают меха из Сибири; водка и пиво в одной только Москве приносят ежегодно 600 тысяч рублей.

От монетного двора путем перечеканки талеров получают 120 процентов прибыли.

От старой монеты - 30 процентов 107.

От медной монеты - 65 процентов 108.

От китайской торговли, которая при умелом ведении дела приносила бы 200-300 тысяч рублей ежегодной прибыли 109. Идущие туда грузы - это несколько видов европейских товаров, но преимущественно меха, такие как соболя, горностаи, черные лисы и серые белки из Сибири; в обратном направлении идут камчатные ткани, миткали, синее полотно, золото, гобелены, фарфор и лекарства. Большую часть всего этого обычно продавали в Литву и Польшу, но [83] торговля с ними теперь почти совершенно заглохла.

От персидской торговли, откуда шелк-сырец, ковры, парча, атлас, драгоценные камни и сафьян вывозятся главным образом армянами, платящими лишь два процента пошлины за те товары, которые по старой привилегии везут через владения царя, не торгуя по пути 110.

От новых налогов на гербовую бумагу; на все судебные процессы, за которые платят 10 процентов оспариваемой стоимости; на печи, или дымоходы; на все упряжные лошади и экипажи; все бани, каких в каждом селении есть по одной общественной и каждый знатный дом имеет свою частную, обложены налогом по рублю в год 111.

От монастырских земель, которые были весьма значительны, но взяты царем в свои руки и управляются мирской комиссией; материальное обеспечение монастырям выплачивается в соответствии с численностью монахов в каждом монастыре.

От земельного налога и царских доменов.

Все выплаты царя производятся в пределах текущего года, что очень затрудняет для него ведение нынешней войны. Ибо хотя его общий долг не превышает 200 тысяч рублей, его казна из-за дурного управления не может найти кредита и на 10 тысяч; купцы также не хотят давать переводных векселей, пока не получат денег 112.

Рудники имеются такие:

Железные, есть несколько незначительных в России и очень хороших в Сибири 113.

Медный, близ Олонца 114.

Серные, близ Казани и в горах, служащих границей с Сибирью 115.

Горячие источники и минеральные воды найдены под Терками на Каспийском море.

Селитра из Киева и Рыбной на Украине не уступает никакой другой в мире 116.

В 1709 году некий инженер, посланный в пустыни между Азовом и Киевом, отыскал три рудника с различной [84] рудой на реке Кундручи, впадающей в Дон выше города Черкасска. На других малых реках, которые впадают в Донец, он нашел старые плавильные печи, выработки нескольких рудников. По общему мнению, это остатки генуэзских колоний. Инженер утверждает, что в некоторых рудниках есть купорос и ртуть или хорошее олово 117.

Военные силы царя. Военные силы царя, которые сведены в полки, одеты и обучены по иностранному образцу, включая отдельные отряды в Польше, Литве, Ливонии и Ингрии, с несколькими гарнизонами вдоль границ от Киева до Выборга, состоят из 51 полка пехоты, соответственно:

Человек

51

Первый гвардейский

2.400

Еще 5 по 1.800 каждый

9.000

Еще 45 по 1.200 каждый

54.000

51 рота гренадеров

5.100

1 рота бомбардиров

150

36 полков драгун по 100[0] каждый

36.000

3 полка конных гренадеров

3.000

Всего

109.650

Их штаты. Первый полк гвардейской пехоты имеет 24 роты, другие пять - по 18 рот, а ординарные полки - по 12. Драгунские полки имеют по 10 рот каждый 118. Пехота получает денежное содержание и порционы одинаковые с драгунами, исключая сено и овес 119.

Штаб-офицеры

 

Рублей в год

Полковник, как таковой

650

Подполковник, как таковой

390

Майор, как таковой

325

Полковой писарь

91 [85]

Врач

 

Священник

 

и оплачиваются полком.

 

Профос

 

Ротные

 

Рублей в год

Капитан

234

Поручик

130

Прапорщик

104

Квартирмейстер

91

3 сержанта, по 15 руб. 60 коп. каждый

46 120

6 капралов, по 13 руб. каждый

78

Ротный писарь

13

2 барабанщика, по 11 руб. каждый

22

84 рядовых солдата, по 11 руб. каждый

924

100 человек

1.642

Еще 9 рот

14.778

Всего на драгунский полк

18.006

Все полковники, подполковники и майоры имеют роты и полный оклад как капитаны 121.

Порционы каждого рядового солдата – бочка (Так в оригинале; но, вероятно, русская бочка очень отличается от нашей.) хлеба, восьмая часть бочки гороха или овсяной крупы и десять фунтов мяса в месяц 122.

Драгунам - 18 английских фунтов сена в день и две бочки овса в месяц 123. Все унтер-офицеры от квартирмейстеров до барабанщиков включительно получают двойные порционы.

Гобоисты, там, где они есть, получают свое дополнительное жалование от полковников.

Генералы. Иностранные генералы имеют различные оклады в соответствии со своими капитуляциями.

Фельдмаршал-лейтенант - 10.000 талеров в год. [86]

Иностранный генерал-лейтенант обычно 3.250 руб. в год.

Рублей в год

Русский генерал-лейтенант

1.560

Иностранный генерал-майор

1.950

Русский генерал-майор

1.170

Бригадир приблизительно

1.040

Все генералы имеют полки и роты с [соответствующим] окладом и доходами.

Полагается денщиков

Число

Фельдмаршалу

30

Генерал-лейтенанту

12

Кроме тех, которые положены ему как полковнику и капитану

Генерал-майору

8

Полковнику

6

Кроме положенных ему как капитану

Майору

5

Капитану

2

Поручику

1

Прапорщику

1

Полки, не полностью укомплектованные офицерским составом, обмундированные и оплачиваемые по иностранному образцу:

Человек

4 полка в гарнизоне Смоленска

4.800

1 полк в Архангельске

1.200

1 полк в Воронеже

1.200

4 полка в Азове и Таганроге

4.800

5 полков в Астрахани

6.000

В Казани и между доном и Волгой

4 полка пехоты

4.800

2 полка драгун

2.000

21 полк

24.800

2 полка милиции близ Казани

2.000 [87]

Ненормированные в полки солдаты и наемные отряды в небольших гарнизонах Ингрии

3.383

Офицеры и солдаты артиллерии в нескольких гарнизонах Ингрии

767 124

Рекруты, обучающиеся в нескольких частях страны, всего приблизительно

10.000

90 полков драгун 125, как на с.96

109.650

Всего

150.600

6 полков немцев, которые после своей капитуляции под Переволочной перешли на службу к царю и минувшей зимой были отправлены в Казань и Астрахань, численностью от трехсот до четырехсот человек каждый, могут составлять около 10.000 126.

О казаках и татарах я не могу сделать сколько-нибудь точного подсчета; наибольшее их количество, которое царь собирал в этой войне, не превышало 30.000 человек 127.

К названным следует добавить гарнизоны в Сибири и на Севере, которые не могут быть отведены оттуда для какой-либо службы в Европе 128.

Содержание офицеров в гарнизонах и неполностью укомплектованных полках составляет:

Полковник - от 25 до 30 рублей в месяц

Подполковник - 15 рублей в месяц

Майор - 14

Капитан - 11

Поручик - 9 руб. 10 копеек 129.

Обмундирование. На обмундирование в царской армии каждому человеку отпускается 8 аршин сукна по цене от 60 до 70 копеек за аршин (Наименование русской меры, примерно на четверть меньшей английского ярда.); исходная цена сукна в Англии - около 3 шиллингов 2 пенсов за ярд. [88]

Верхнее платье для драгун, по 6 ярдов на каждое 130.

Шляпы, доставляемые в магазины по цене 60 коп. штука

Башмаки 131 80 коп. пара

Солдатский мушкет, плохой 132 80 коп.

Шпага 133 25 коп.

Пара пистолей 3 рубля

N.B. Пистоли есть только у гвардейцев; они получает также более хорошее оружие из Утрехта или Саксонии 134.

Армия переобмундировывается раз в два года; на обмундирование вычитают копейку в день из [жалования] солдат 135; царь обеспечивает оружие и лошадей.

Лошади. Знать обязана поставлять лошадей для драгун по цене 7 рублей за лошадь, выплачиваемых, из царской казны, хотя лошади часто обходятся им по 10 или 12 рублей. Некоторые полки посажены на шведских лошадей, захваченных у Переволочной; лошади остальных весьма плохи 136. Большинство драгун - дворяне, обязанные служить за право владения своими землями.

Артиллерия. Артиллерия очень хорошо обеспечена; большие пушки, как правило, бронзовые, обычно от 3- до 36-фунтовых, отлитые после качала нынешней войны либо из старых орудий, которые были накоплены предками этого царя без какого-либо разумного учета калибра, или из колоколов, которые около 10 лет тому назад каждая церковь и каждый монастырь, в зависимости от своей величины и дохода, должны были поставить на литейный двор. В 1708 году в одной только Москве была тысяча орудия, от 1- до 60 - фунтовых; арсеналы Пскова, Смоленска и Киева были заполнены соразмерно 137. Помимо полевой артиллерии, каждый батальон имеет две длинных 3-фунтовых бронзовых пушки 138.

Мортиры отлиты из меди или из сибирского железа 139, они имеются всех калибров. Царь сам очень искусен в [89] пиротехнике, является капитаном своих бомбардиров 140 и имеет по большей части иностранных офицеров, которых он нанял в Англии или Голландии после последнего мира.

Порох делают в Москве сильный и хороший, кроме тех случаев, когда должностные лица в своих личных интересах смотрят сквозь пальцы на нарушения в процессе его изготовления. Магазины не заполнены должным образом припасами, но за короткое время могут быть приготовлены достаточные количества пороха, поскольку имеется несколько мельниц и всегда в достатке хорошая селитра с Украины 141.

Сообщение об успехах царя в создании флота.

Флот. Первый корабль был построен для развлечений царя, когда он был еще очень юн, на Белом озере - большом озере примерно в трехстах милях от Москвы 142.

Зимой 1695 года в Москве было изготовлено несколько полугалер и бригантин и санным путем доставлено в Воронеж, где их собрали и послали вниз по Дону для участия в осаде Азова 143.

В 1696 году, когда из Голландии прибыло значительное число корабельных плотников и с ними два итальянца один греческий мастер из Венеции 144, в Ступине и Воронеже начал строиться флот, для чего вся империя была поделена на 84 части, каждой из которых надлежало поставить корабль или эквивалентное количество галер, бригантин и малых судов 145. Высшая знать, назначенная наблюдать за этой работой в отсутствие царя, заключала контракты о постройке кораблей с иностранцами, которые из-за нехватки опыта, сухого леса и при недостатке времени, а также из своекорыстных побуждений строили корабли очень непрочно, из сырого и плохого леса, так что они гнили еще до завершения постройки 146. Царь, узнав об этом по возвращении из Великобритании, постепенно утратил всякое расположение к голландскому кораблестроению и голландским мастерам и уволил их, так как мог получить [90] английских 147. Последними кораблями, построенными голландцами, были 11 фрегатов в Ступине в 1703 году 148.

Места, где строятся корабли. Поскольку флот строится на больших реках, далеко от моря, может быть полезным привести краткое описание мест, где есть или основаны верфи.

Ступино. Ступино - маленький город на реке Воронеж, примерно в двадцати милях выше Воронежа.

Воронеж. Воронеж - другой маленький город, расположенный на 50-м градусе 20 минутах северной широты и 63-м градусе [восточной] долготы на реке Воронеж, в восьми английских милях выше ее устья, где она впадает в Дон, В 1696 году царь начал строить там каменный арсенал для хранения всякого рода запасов 149. Корабли здесь и в Ступине строились на стапелях на суше, но их невозможно было спустить на воду без больших затруднении, разве только весной 150. Во избежание этого неудобства в 1702 году в устье реки были устроены шлюз и сооружения для подъема и спуска воды в любое требуемое время; с помощью этих средств в 1703 году 15 кораблей были поставлены на суше для перестройки 151. Но так как должным образом не заботились о том, чтобы держать шлюзы открытыми весной, когда паводки несут большие количества песка, вымываемого из соседних гор, канал начал засоряться, и где прежде было 17 футов воды, осталось едва 6.

Эта неприятность вместе с нездоровым воздухом, болотистой местностью и тем, что весной люди были подвержены болотной лихорадке, унесшей нескольких человек, вынудила царя думать о переносе верфи. Когда в 1705 году реку обследовали в поисках подходящего места для устройства нескольких доков, великий адмирал Апраксин выбрал [91] маленькое селение Тавров в шести милях ниже [по течению реки], вопреки мнению всех корабельных плотников и шлюзовых мастеров, которые утверждали, что поскольку берега песчаные, там невозможно устроить фундамент, который уберег бы доки от напора паводков 152. Но адмирал из своих личных соображений продолжал упорствовать, и в 1706 году под руководством поляка Анисея Микетовича было начато строительство восьми доков 153. В 1707 году ворота и фундамент, конечно, снесло и, несмотря на все возможные предосторожности и исправления, та же судьба постигла их в 1708 году. Однако, поскольку в том же году были отданы точные приказания заложить здесь четыре 80-пушечных, три 48-пушечных и один 24-пушечный корабль 154, плотники предпочли открыть ворота во время паводка и впустить воду, а не ждать, пока она сорвет фундамент дока и одновременно разрушит каркасы кораблей, как это случилось с одним из них годом раньше. Это вызывает весной большую задержку примерно на шесть недель, и тогда все люди бездельничают.

Царь, побывав там весной 1709 года и убедившись в существовании этих затруднений, приказал положить на корабли обшивку, чтобы они не пропускали воду, а затем оставить работу, которая обошлась более чем в 160 тысяч талеров и 3-4 тысячи человеческих жизней 155. Новое строительство было начато в устье реки Осереды, которая образует маленькое озеро незадолго до своего впадения в Дон, примерно в 100 английских милях ниже Воронежа; туда уже направлен инженер для составления плана фортификации 156, так как это место расположено в степи, или пустыне, открытой для [нападений] мятежных казаков и неожиданных набегов татар 157.

Река Дон, древний Танаис. Река Дон вытекает из Иван-озера, расположенного на 54-м градусе 15 минутах [северной широты], и оттуда течет примерно 500 английских миль до Азова, чуть ниже которого она впадает в Меотийское озеро на 47-м [92] градусе 20 минутах [северной широты]. Ниже Воронежа Дон имеет ширину от 300 до 600 морских саженей и с середины апреля до конца июня достаточно глубок для груженых судов, но в остальные месяцы вода так низка, что в нескольких мелких местах глубина не превышает полутора футов. В весенние паводки уровень воды в реке поднимается до 16-18 футов, и течение очень быстрое. В 1709 году царь отплыл из Воронежа с шестью бригантинами 10 апреля и прибыл в Азов 20-го того же месяца; два военных корабля, которые отправились вниз одновременно с ним, пришли туда приблизительно двумя неделями позднее 158.

Азов. Азов расположен в устье реки Дон, на 47-м градусе 27 минутах [северной] широты и 64-м градусе 32 минутах [восточной] долготы. В 1637 году он был взят казаками, которые владели им до 1642 года, когда он перешел к туркам и оставался в их руках до 1696 года, а затем был взят царем 159. Укрепления были перестроены и две маленькие крепости возведены в устье Дона 160. Эта гавань очень неудобна и почти непригодна для груженых кораблей, поскольку Дон разделяется на несколько рукавов, течение недостаточно сильное, чтобы очистить устья реки от засоряющего ее песка, и в большинстве мест глубина воды остается не больше 6-7 футов 161, так что военные корабли могут выйти в море только в весеннее половодье, а в другое время должны быть облегчены от своей артиллерии и т.д.; или же когда сильные ветры принимаются дуть с моря в продолжение нескольких дней кряду, поднимая воду на очень большую высоту, как это обыкновенно бывает осенью в Финском заливе.

Таганрог. Вследствие этой трудности царю пришлось подыскивать другую гавань, и он остановил свой выбор на мысе к западу от Азова, который вдается в Меотийское озеро; там [93] царь построил очень хороший город, регулярные укрепления и большой мол, подобный тому, что в Тулонской гавани, а для большей безопасности перед входом был сооружен редут в виде рисбанка 162. Когда эти работы начинались, гавань была достаточна глубока для боевых кораблей, но по мере строительства мола песков стало больше, и теперь 50-пушечный корабль не может пройти в гавань или выйти из нее без камелей, как через Пампус; так что она не может служить убежищем при отступлении от неприятеля или при непогоде 163.

Меотийское озеро. Меотийское озеро имеет около 300 английских миль в длину и миль около ста в ширину; отливы и приливы в нем как в Средиземном море, вода у берегов очень мелкая, бывают сильные штормы и короткие волны.

Лодейное Поле и Олонец. Царские корабли для Балтики строятся в Лодейном Поле и Олонце 164 - селениях, расположенных на двух маленьких реках: на северовосточной стороне Ладожского озера 165.

Петербург. В Петербурге есть маленькая верфь, где строятся всевозможные шлюпки и малые суда и ремонтируется некоторые фрегаты 166. Это любимый город и порт царя, построенный на двух маленьких островах реки Невы, которая там достаточно широка и глубока, чтобы 60-пушечние корабли могли подходить прямо к стенам крепости. Основание этому новому городу было положено вскоре после взятия Ниеншанца, который царь разрушил. Царь надеется, что новый город когда-нибудь может стать вторым Амстердамом или второй Венецией. Чтобы заселить его, знати было приказано переехать туда из самой старой части страны, хотя трудности и были немалыми, поскольку климат [94] [в Петербурге] слишком холодный и почва слишком болотистая, чтобы обеспечить необходимое для жизни, и все это привозят из соседних областей. Однако царь очарован своим новым творением и скорее готов был бы потерять лучшую из своих провинций, нежели этот бесплодный уголок 167.

Крепость строится на отдельном острове, с хорошими каменными бастионами 168 на свайном фундаменте, но размеры ее слишком малы, чтобы обеспечить удовлетворительную оборону в случае нападения. Осенние наводнения причиняют много неудобств, иногда ночью вода неожиданно поднимается до вторых этажей, так что скот часто уносит, а жители едва спасаются на верхних этажах своих домов 169. По этой причине они не могут устроить складов либо погребов; землю также нельзя копать, поскольку на глубине двух футов выступает вода. Река редко или никогда не очищается ото льда раньше середины мая, и корабли не могут находиться в море позднее конца сентября, не подвергаясь большой опасности.

Архангельск. В Архангельске царский транспорт находится в очень хорошем состоянии, там же стоит 16-пушечный фрегат и другой - 20-пушечный. Несколько купеческих кораблей строится здесь почти ежегодно голландским мастером, под началом которого работают русские плотники 170.

Казань. В Казани около сорока от 8- до 14-пушечных фрегатов, построенных там, но с неверными пропорциями, гниет на берегу 171.

Число кораблей на Дону, постройка которых завершена.

 

Пушек

 

Один его царского величества

80

прогнил

Два мистера Козенса 172

70

 

Два мистера Ная 173

70

 

Три мистера Ная

50

 

Два из них прогнили и ремонтируются. [95]

   

Два царя

50

 

Один из них прогнил, другой отремонтирован.

   

Два голландских корабля, перестроенных в Ступине

48

 

Один мистера Ная

16

 

Последний - подвид транспорта.

   

Всего

13 174

 

Мистер Козенс работает на этом строительстве 8 лет, а мистер Най - 11 175.

На блоках 176 в Таврове

Пушек

Два мистера Козенса

80

Два мистера Ная

80 177

Корпусы этих кораблей готовы, но так как по представлении они оказались слишком велики, только один будет заканчиваться для испытаний.

У царя там приготовлен запас леса для еще двух 80-пушечных кораблей, но ни на одном из них не будет столько пушек, как предполагалось, а на каждом будет на 6 или 10 меньше.

На стапелях в Таврове

Два мистера Козенса

48

Один мистера Ная

48

Один мистера Ная

24 178

Последний должен иметь одну батарею из 24-фунтовых пушек 179.

Эти названные последними корабли, которые теперь в работе, должны быть на кастах 180 для более легкой проводки вниз по Дону и над мелями у Азова.

В нескольких местах на Дону находятся 36 кораблей голландской постройки, от 80 до 30 пушек, все прогнившие и лишь обшитые снаружи, чтобы держались на воде для виду 181, но их разберут на дрова, как только будут готовы новые корабли; а два, которые были недавно перестроены, [96] как оказалось, не стоили затрат времени и средств.

В Меотийском озере у Азова находятся два военных корабля британской постройки, приведенные туда в 1709 году 182; остальные - бригантины и полугалеры.

В Таганроге - 6 или 7 совершенно сгнивших кораблей голландской постройки, два используются каждый год для перевозки соли с одного из островов на Меотийском озере у побережья Грузии и не пригодны ни для какой другой службы 183.

Размерения. Размерения 80-пушечных кораблей таковы: ширина 50 футов, длина 168 футов и наибольшая осадка должна быть 17 с половиной футов 184, но поскольку они строятся слишком плоскодонными для своей длины и ширины, корабельные плотники придерживались мнения, что их корма может переломиться в шторм, что корабли будут не достаточно маневренны, чтобы уберечься от подветренного берега, и слишком велики для Меотийского озера. Размеры остального [у кораблей] пропорциональны названным.

Из-за [качества] леса - частью зеленого, частью переросшего, срубленного в большинстве своем весною, после того как поднимется сок, что делает древесину рыхлой, из-за влажности воздуха и сырости земли все корабли гниют, как только их построят. Во избежание этого три года тому назад капитан Перри предложил ставить их в сухом месте и закрывать навесами. Лес для осуществления этого проекта был срублен, но работы еще не начались. Копию предложения Перри я послал в Великобританию некоторое время тому назад 185.

Корабли в Петербурге. Флот в Петербурге состоит из 12 фрегатов, 8 галер, 6 брандеров и двух бомбардирских кораблей, не считая малых судов. Из фрегатов только три пригодны для службы, остальные гнилы и едва ли выдержат плавание и того менее [97] - сражение, пока не будут перестроены 186.

В Олонце из пихты строятся два 40-пушечных корабля и могут быть закончены этим летом 187.

В Лодейном Поле два 50-пушечных корабля должны были быть закончены мистером Брауном 188 прошедшим летом 189; кницы, тимберсы, нос и корма сделаны из дуба, доставленного из Казани по суше.

Один 80-пушечный корабль должен был быть заложен в прошлом году 190. Все остальные корабли в Петербурге и Архангельске из пихты, в Воронеже и Казани - из дуба. В 1710 году были отданы приказы подготовить на Дону 23 корабля из тех, что построены или строятся англичанами; эти корабли скорее всего станут основной силой царского флота, остальные - для виду и числа 191.

Моряки в Петербурге. Флот в Петербурге лишь недавно был укомплектован личным составом с удовлетворительной регулярностью; на каждом фрегате там были капитан, поручик, штурман, боцман, боцманмат, матросы и 80 маринеров, но для похода они всегда усиливались солдатами гарнизона 192.

На Дону. На 36 кораблях голландской постройки на Дону служат 35 голландских офицеров и матросов и около 200 русских.

В Таврове около 15 офицеров и матросов.

В Таганроге находится командор Бэкем 193, англичанин; у него на каждом корабле примерно по 3 иностранных офицера и матроса и по 16 русских 194.

Когда суда идут за солью, они имеют на борту гарнизонных солдат.

В Архангельске был некий командор, голландец; фрегаты там были лучше укомплектованы русскими лоцманами и мореходами и иностранными матросами, которых каждый год сманивали из флотов [других стран]. Эти корабли теперь пиратствуют на Балтике 195. [98]

Морской капитан получает 39 рублей в месяц, поручик - 17, подпоручик и штурман - по 11. Русские матросы и маринеры оплачиваются наравне с сухопутными солдатами: соответственно, каждому на месяц полагается бочка зерна, восьмая часть бочки гороха или овсяной крупы и 10 фунтов мяса, а также 11 рублей деньгами в год. Иностранцы в поощрение получают некоторую прибавку 196.

На Дону есть три верфи со следующими штатами.

На первой верфи

Годовое жалование

Фунтов стерл.

Рублей

Мастер-строитель Рич. Козенс

500

120

Подмастерье Хэдли 197

100

100

Помощник Роб. Дэвенпорт 198

70

80

Первый ученик Фрэнсис Китчен 199

182

Второе ученик Ум. Снелгроув 200, посланный в Петербург

130

Кузнец-голландец для корабельных работ

260

500 плотников и рабочих, с одинаковой оплатой

12.592

Всего

670

13.592 201

На второй верфи

Рублей в год

Мастер-строитель, царь

500

Подмастерье Федосей Салтыков 202

1.000

Первый помощник

260

Второй помощник

260

Кузнец-голландец

182

500 плотников и т.д., как на первой

верфи

12.592

Всего

14.794

На третьей верфи

Годовое жалование

Фунтов стерл.

Рублей

Мастер-строитель Генри 203 Най

250

100

Подмастерье Генри Джонсон 204

100

120

Помощник Ум. Гарднер 205

80

100

Трое русских учеников, по 130 рублей каждый

390

Кузнец-голландец

260

500 плотников и т.д.

12.592

Всего

430

13562

Примечание. Поскольку люди на верфях умирают, а их места не заполняются, то в настоящее время ни на одной верфи: нет больше 200 человек. На верфи царя за эти последние три года строили только бригантины и малые суда, так как сам он находится в армии, а его подмастерье в Петербурге, но царь регулярно получает свою долю леса по жребию вместе с другими; он не позволяет другим верфям пользоваться своими запасами иначе как с обязательством вернуть взятое при следующем поступлении. Он не допускает иностранцев к работе на своей верфи, но получает чертежи для своих кораблей от британских мастеров.

Голландские корабли. Мистер Козенс и мистер Най осуществляют надзор за наиболее сгнившими голландскими кораблями на Дону. Под их началом в этом деле находятся:

Годовое жалование

Фунтов стерл.

Рублей

Помощник Генри Бёрд 206

100

120

Ученик Леонард Чапман 207

182

Конопатчик-итальянец

260

300 плотников, конопатчиков и рабочих

6.752

Всего

100

7.314

[100]

В Ступине на починке старых кораблей:

 

Годовое жалование

 

Фунтов стерл.

Рублей

Строитель-голландец

 

220

Под его началом несколько человек, взятых с других верфей.

   

На постройке и починке галер

   

Мастер-строитель, грек

 

300

Его помощник

 

130

50 плотников

 

912

Мачтовые мастера и другие специалисты

   

Мачтовый мастер Генри Райт 208

100

220

Двое учеников, по 130 рублей каждый

 

260

Переводчик

 

18

80 плотников

 

1.423

Блоковый мастер Бэггз 209

100

220

Двое помощников, по 195 рублей каждый

 

260 210

100 плотников и токарей

 

2.190

Мастер-резчик Мансфельдт 211

 

400

Подмастерье-резчик, поляк

 

195

Двое помощников, по 195 рублей каждый

 

390

70 человек

 

1.533

Мастер-конопатчик Х. Этерли 212

50

 

150 конопатчиков

 

2.737

Мастер-маляр С. Хопкинс 213

100

 

Подмастерье-маляр, русский

 

260

Лакировщик Брунквасс 214

 

325

Столяр, швед

 

65

Шлюпочный мастер, русский

 

260

Парусный мастер, русский

 

260

Мастер-пильщик, голландец

 

390 [101]

20 человек

 

219 215

Все якоря для царя делаются в Доброве, примерно в сотне английских миль от Воронежа, в сторону Москвы 216.

 

Якорный мастер-кузнец Р. Хэлли 217

150

 

Подмастерье Роберт Дэвис 218

80

 

Слесарь Томас Дэниел 219

100

 

Кузнецы и ученики под их началом.

   

Поставщики леса

   

Голландец

 

260

Грек, бывший в Англии, выбирает хороший лес

 

260

Грек, который отправляет [на верфи] любой попадающийся ему лес

 

260

Рабочие и крестьяне, обязанные бесплатно работать в лесу, каковые тяготы вынудили несколько сот человек бежать из страны.

Строитель доков Анисей Микетович, поляк

 

700

Помощник, русский

 

260

200 плотников

 

3.650

Несколько сот рабочих, которых соседние провинции обязаны по очереди присылать и обеспечивать хлебом и средствами к жизни в продолжение многих месяцев.

В Олонце на Ладожском озере

Мастер-строитель Рич. Брент 220

200

150

Помощник Эдвард Хилл 221

100

120

250 плотников и рабочих

 

6.296

В Лодейном Поле

Мастер-строитель Браун

150

100 [102]

250 плотников и рабочих

 

6.296

Шлюпочный мастер Хант 222

150

100

Мастер-столяр Эванс 223

80

 

Мастер-резчик Мэллард 224

80

 

Коммуникации между Доном и Волгой. Коммуникации, которые царь распорядился устроить между несколькими реками с целью развития своей торговли и мореплавания, находятся между Доном и Волгой.

Дон и Волга. Первая попытка прокопать проход была сделана в 1560 году султаном Селимом для более удобной перевозки его армии в Астрахань и на Каспийское море [в войне] против персов, но осуществить его замысел помешали беспрерывные нападения казаков и русских 225. Это предприятие оставалось втуне примерно до 1693 года, когда царь нанял инженера, полковника Брекеля, для работ по строительству коммуникации. Однако с Брекелем весьма дурно обходился князь Борис Алексеевич Голицын 226, губернатор этой, провинции; он открыто возражал против работ и не хотел поставлять людей и материалы во исполнение приказов царя. Инженер, чтобы избавиться от его преследований, бежал в Персию. В 1699 году на эту службу был нанят другое инженер, капитан Перри, но он столкнулся с таким же противодействием со стороны князя Голицына, как и его предшественник. Несмотря на это, работы вполне успешно велись до конца декабря 1710 года 227, когда царь приказал отложить их до окончания волны, поскольку ему было нелегко при теперешнем положении дел выделять необходимое для этого количество людей. Земляные работы выполнены приблизительно на половину; для завершения дела потребовалось бы 12 тысяч человек и лет пять времени. Канал должен был быть достаточно широк и глубок для прохода 80-пушечных кораблей; его нужно [103] прокопать на расстояние около трех английских миль между реками Иловля и Камышинка, и на пути стоит большая гора. Первая река впадает в Дон примерно в 130 английских милях от канала, а вторая - в Волгу, примерно в 9 английских милях от него. Начаты, но не закончены 6 шлюзов, и еще 6 должны быть построены на Камышинке. Всего от Иловли до того места, где Камышинка впадает в Волгу, 62.300 английских футов 228.

Дон и Ока. Вторая коммуникация – посредством канала близ Иван-озера, между рукавом реки Дон и Тулой, впадающей в Оку. Это сооружение длиной свыше 8 английских миль и имеет несколько каменных шлюзов, хотя и не вполне завершенных, и предназначенных для прохода только небольших судов 229.

Волга и Ладожское озеро. Третья коммуникация – между Волгой и Волховом, рекой, которая течет мимо Новгорода и впадает в Ладожское озеро. Этот канал прокопан близ Вышнего Волочка, протяженностью, я полагаю, не более английской мили и совершенно окончен 230. Этой весной туда был послан математик для составления точного плана канала и верховьев обеих рек 231. Другой инженер был в то же время отправлен для обследования рек вокруг Белого озера и других озер с целью определить, не найдется ли более удобного прохода в Ладожское озеро, так как на реке Волхов ниже Новгорода есть два или три опасных порога. Эта коммуникация, как кажется, скорее любопытна, нежели практически полезна, потому что фрегаты, которые теперь ведут из Казани, находятся в пути уже три года 232; они вмерзают в лед на шесть зимних месяцев; при весенних паводках в продолжение 5-6 недель они едва ли могут подниматься вверх по Волге; к осени вода очень низка, и суда часто приходится верповать в обход кос и песчаных мелей. Этой зимой на заготовку в Казани дуба для 50-пушечных [104] кораблей послали плотника 233; там бревна предполагали грубо обтесывать и отправлять на плоскодонных судах в Петербург 234. По времени, которое они будут находиться в пути, станет ясно, может ли эта коммуникация использоваться для торговли.

Заключение. Изложенные наблюдения о состоянии России - это все, что я счел необходимым сообщить, пока влияние в нынешней войне и роль в общих делах Европы не сделали эту страну лучше известной иностранцам.

Комментарии

1. Великой Татарией в Западной Европе называли Сибирь и Среднюю Азии,

2. Имеются в виду английские колонии на западном побережье Атлантики, основанные в начале XVII в.

3. До начала XX в. лапландцами называли саамов (лопарей); самоеды - старое русское наименование саамских племен северной Руси.

4. Иван IV Васильевич Грозный (1530-1584), великий князь московский (с 1533), царь (с 1547).

5. Казаки Ермака, о которых здесь идет речь, не были “первыми русскими” в Сибири. Так, за два столетия до этого (в 1384 г.) отряды новгородцев совершили переход с Печоры на Обь. В 1483 г. русское войско князя Федора Курбского и Ивана Салтыкова Травина отправилось в Зауралье, перешло реки Тобол, Иртыш и Обь и “повоевало Югру”. Следующая крупная кампания против “Тюменского царства” началась в 1499 г., в ее ходе была подчинена Югорская земля, а Иван Ш присвоил себе титул “князя Кондинского и Обдорского”. Таким образом, попытки присоединить Западную Сибирь к России имели место в ХV в., но окончательно это было достигнуто только в ХVI в. (Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. Новосибирск, 1982, с.99-104). Промышленные и военные люди, осваивая Восточную Сибирь, ставили городки-остроги - Мангазею, Енисейск, Красноярск, Нерчинск, Албазин, Якутск и др.

6. Нерчинск был основан на р. Нерча у впадения ее в Шилку в 1653 г. как Нерчинский острог, статус города имеет с 1696 г. Однако современный Нерчинск находится на своем месте лишь с 1812 г. Река Амур, образующаяся от слияния Шилки и Аргуни, впадает в Татарский пролив между Охотским и Японским морями.

7. Казанское ханство было присоединено к Русскому государству в 1552 г., Астраханское - в 1556 г.

8. Черемисами до 1918 г. называли марийцев.

9. В ХVII в. в Башкирии на смену кочевому скотоводству пришло земледелие. Уфа стала городом с торгово-ремесленным посадом. Здесь речь далее идет о жестокости и произволе царских прибыльщиков А. Жихарева и М. Дохова, которые помимо ясака установили 72 новых сбора с населения и, кроме того, набрали тысячу человек для службы в иррегулярных войсках. Это явилось поводом к крупномy восстанию башкир. (Хронологическими рамками восстания обычно считают 1705-1711 гг.; И. Г. Акманов в специальном исследовании относит его начало к осени 1704 г. (Акманов И.Г. Башкирское восстание 1704-1711 гг. Автореферат кандидатской диссертации (далее - АКД). М., 1963, с. 11). Местная знать, захватившая руководство восстанием, стремилась отделить Башкирию от России и перейти под турецкий протекторат. Ч. Уитворт излагал сведения об этих событиях и их причинах в донесениях от 14 января и 10 марта 1706 г. (Сб. РИО), т. 39, c.452-453, 466-467, а также в донесении от 14 февраля 1708 г., в русском переводе не опубликованном).

10. Литература не содержит точных сведений о численности калмыцких войск, участвовавших в Северной войне. Летом 1709 г. по приказу Петра (см.: Собрание собственноручных писем Петpa Великого к Апраксиным, ч.1, М., 1811, № 38, c.64-65; Письма и бумаги Петра Великого (далее - П и Б), т. 9, вып.1, М.-Л.. 1950, № 3051, 3130, 3137, 3145, 3200, 3208, 3242; вып.2, М., 1952, прим. к № 3051, 3145) отряд Чактор-Джаба (3.300 человек) шел на Украину, но прибыл к Полтаве только 4 июля и “был с награждением отпущен домой”. Однако крупный отряд других калмыков участвовал, в Полтавском сражении. Кроме того, калмыки в 1701-1710 гг. принимали участие в боевых действиях на других театрах войны (Беликов Т.Н. Участие калмыков в войнах России в ХVII, XVIII и первой четверти XIX веков. Элиста, 1960, с.36-45; Чонов Е. Калмыки в русской армии. ХVII в., ХVIII в. и 1812 год. [Пятигорск], 1912, с.13-15; см. также: Шовунов К.И. Калмыки в системе военной организации России (XVIII век). АКД, Ростов-на-Дону, 1980, с.12-13).

11. Главной причиной возникновения в ХVI в. свободного вооруженного населения - казачества явилось бегство украинских крестьян в менее заселенные юго-восточные степные районы Украины от экономического, национального и религиозного гнета польских магнатов. Казаки вели борьбу против турецких и татарских нападений на Украину. “Кровопролитные войны” - это многочисленные восстания казачества против шляхты в ХVI-XVII вв. (История Украинской ССР, т.1, Киев, 1953, с.142-144).

12. Русское казачество на Дону сложилось приблизительно одновременно с украинским на Днепре; оно также образовалось преимущественно из крестьян, бежавших от гнета феодалов. Войско Донское как военная организация сложилось в первой половине ХVII в. Донская область находилась на автономном положении в составе Русского государства, московское правительство посылало казакам жалованье деньгами, хлебом, сукном, оружием, боеприпасами. Однако беднейшее казачество, не имея средств к существованию, совершало разбойничьи набеги на Волгу и к берегам Каспийского моря.

20 июня 1637 г. донские казаки взяли считавшуюся неприступной турецкую крепость Азов. С июня по сентябрь 1641 г. Азов ocаждало большое войско турецкого полководца Гусейн-паши. Отразив в общей сложности 24 приступа, казаки удержали крепость. После снятия осады они отправили в Москву старшин с предложением включить Азов в состав Русского государства и поставить там гарнизон. Земский собор, состоявшийся в январе 1642 г., по ряду cooбражений отклонил это предложение. Выполняя приказ правительства, казаки в том же году оставили крепость (Тихонов Ю.А. “Азовское сидение”. – Вопросы истории, 1970, № 8, c. 102-103, 106-109).

13. Ч. Уитворт, несомненно, опирается на данные источника, в котором подсчитаны городки, встречавшиеся в путешествии вниз по Дону. Напр., К. И. Крюйс в 1699 г. насчитал от Коротояка до Черкасского 49 городков (Крюйс К. И. Экстракт из журнала, держанного от господина вице-адмирала Крейса на пути из Москвы на Воронеж, с Воронежа на Азов… 1699 г. – Записки Гидрографического департамента Морского министерства, 1830, ч. 8, с. 374). Он же отметил в 1703 г.: “В 39 казацких городках есть главной город Черкаской” (Крюйс К. И. Розыскания о Доне, Азовском море, Воронеже и Азове… - Отечественные записки, 1824, ч. 20, № 54, с. 50). К началу Булавинского восстания по Дону было 55 казачьих городков, и главный город казаков Черкасск сам состоял из 11 станиц. Кроме того, на притоках Дона существовало еще около 70 городков. После разгрома восстания у войска Донского изъяли большую территорию, и численность казачьих городков уменьшилась (Пронштейн А. П. Земля Донская в XVIII веке. Ростов-на-Дону, 1961, с. 56, 57, 58; см. также: Чаев Н. С., Бибикова К. М. Взаимоотношения Москвы и Дона накануне Булавинского восстания. – В кн.: Булавинское восстание (1707-1708) М., 1935, с. 10-11 и на вклейке в этой книге составленную К. Н. Сербиной карту).

14. Palus Maeotis, Меотийское озеро (или болото) – латинское название Азовского моря.

15. Упоминание о “мятеже” - глухое заимствование из К. Крюйса, написавшего: “Сам атаман не безопасен при неудаче какого-нибудь похода, ибо таковое несчастье обыкновенно ему приписывают в вину, и он за это платит иногда головою” (Крюйс К. О нравах и обыкновениях донских казаков в конце XVII века. - Северный архив, 1824, ч. II, № 18, с. 290).

16. Донские казаки, действительно, не несли никаких повинностей. В начале ХVШ в. войско Донское было официально включено в состав вооруженных сил России. Получение царского жалованья за службу (отпусков, отпусков) являлось его старой привилегией и регулярно выдавалось на протяжении ХVII, затем ХVШ и до начала ХIX в., постепенно возрастая. В конце ХVII в. казаки получали до 6,5 тыс. четвертей хлеба в год (Загоровский В.И. Судостроение под Воронежем в ХVII веке. - Труды Воронежского областного краеведческого музея, вып.1. Воронеж, I960, с.52, 53; История Дона. С древнейших времен до падения крепостного права. Отв. ред. А. П. Пронштейн. Ростов-на-Дону, 1973, с.164, 165).

17. Долгорукий Юрий Владимирович (1666-1707), князь, стольник, затем майор Преображенского полка. В 1707 г. в чине полковника был отправлен на Дон во главе карательной экспедиции для сыска беглых и нашел около 3 тыс. человек. Его жестокие действия вызвали активный протест со стороны казачества. В ночь на 9 октября 1707 г. “новопришлые люди, которые бежали из разных городков от розыску”, напали на стоявший в Щульгинском городке отряд Ю. В. Долгорукого (одну из частей экспедиции) и уничтожили около тысячи солдат и офицеров. Ч. Уитворт был хорошо осведомлен о событиях начавшейся вслед за этим крестьянской войны 1707-1708 гг. под руководством К. А. Булавина. См. Сб. РИО, т.39, с.428-429, 430, 437, 438; т.50, с.9-10, 11-12, 16-17, 21, 25, 30, 42, где английский дипломат подробно освещает в своих донесениях в Лондон перипетии движения”. Сам К. А. Булавин в июле 1708 г. погиб, однако движение, поддержанное широкими крестьянскими массами, продолжалось. Осенью 1708 г. восстание было подавлено 32-тысячной армией В. В. Долгорукого - брата убитого полковника, но отдельные очаги восстания существовали до 1710 г. (Пронштейн А.П. Земля Донская в ХVШ веке, с.258-263; Подъяпольская Е.П. Восстание Булавина. 1707-1709. М., 1962).

18. Во второй половине ХVП в. на Дону жило около 15 тыс. казаков, в начале XVШ в. - около 30 тыс. (История Дона..., с.153; Чаев Н.С., Бибикова К. М. Взаимоотношения Москвы и Дона..., с.11). В 1706 г. насчитывалось приблизительно 17 тыс. служилых казаков (Пронштейн А.П. Земля Донская в ХVШ веке, с.71).

19. Автор имеет в виду Левобережную Украину.

20. Речь идет об освободительной войне украинского народа под руководством Богдана Хмельницкого 1648-1654 гг., завершившейся воссоединением Украины с Россией. Был установлен реестр украинского казачьего войска в 60 тыс. человек; казаки сохранили за собой право избирать гетмана и старшину, иметь свой суд, другие привилегии.

21. Мазепа Иван Степанович (1644-1709), генеральный есаул (с 1682), затем гетман Левобережной Украины (c 1687). Будучи враждебно настроен к России, заключил тайные договоры со шведским королем Карлом ХП и польским королем Станиславом Лещинским с обязательством превратить левобережную Украину в провинцию польско-шляхетского государства; обязался также снабжать шведскую армию на Украине провиантом. В октябре 1708 г. во главе отряда казаков открыто перешел на сторону шведов, после чего русские войска 2 ноября взяли крепость Мазепы Батурин. От Полтавы гетман вместе с Карлом XII в сопровождении небольшого отряда казаков и шведов бежал в Бендеры, где вскоре умер (Шутой В.Е. Измена Мазепы. – Исторические записки, т. 31, М., I950, с.154-190; его же. Борьба народных масс против нашествия армии Карла XII. 1700-1709, М., 1958, c.252-257, 277-278, 285-296 сл.; История Украинской ССР, т.1, с.344-346, 350). Ч. Уитворт внимательно следил за действиями Мазепы; в донесениях с октября 1708 по октябрь 1709 г. он сообщал известные ему о гетмане сведения, см.: Сб. РИО, т.50, с.108-109, 111-114, 12I, 124, 136, 140-141, 143, 160-161, 197, 204, 207, 213-214, 222, 224, 226-227, 243, 263-264.

22. А. Д. Меншиков, опередив Карла XII, взял и сжег Батурин (Эварницкий Д. И. История запорожских козаков, т.3. 1686-1734. СПб., 1897, с.33). Подробнее Ч. Уитворт сообщает об этом. в донесении от 17 ноября 1708 г. (Сб. РИО, т.50, с.111-113).

23. Ч. Уитворт, вслед за К. Крюйсом, по-видимому, считает украинскими только казаков Левобережной Украины, отличая их от запорожских. Между тем Запорожская Сечь зa Днепровскими порогами возникла во второй половине ХVI в. как центр украинского казачества. Но и выделение ее правомерно, так как “территория Запорожской Сечи в административном отношении представляла особую область Украины, пользовавшуюся известным самоуправлением и через левобережного гетмана подчинявшуюся царскому правительству” (Дядиченко В. А. Украинское казацкое войско в конце XVII – начале XVIII в. - В кн.: Полтава. К 250-летию Полтавского сражения. М., 1959, c. 264; см. также: Голобуцкий В. А. Запорожская Сечь. – Вопросы истории, 1970, № 12, c. 96-100).

24. По B. Е. Шутому, переправиться через Днепр у Переволочной и таким образом спастись от кавалерии А. Д. Меншикова успели вместе с Карлом XII и Мазепой лишь “человек 200 свиты” (Шутой B. Е. Борьба народных масс..., с. 428).

25. П. H. Милюков обоснованно ставит под сомнение надежность источников Ч. Уитворта относительно численности дворов и методику его подсчетов населения (Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и peформа Петра Великого. СПб., 1892, с.274 и сн.1). См. также: Водарский Я.Е. Население России в конце XVII - начале XVIII века. (Численность, сословно-классовый состав, размещение). М., 1977, с.14-17 с анализом литературы вопроса.

26. Ингрия - латинское название Ижорской земли (Ижоры, Ингерманландия), территории по левому берегу Невы и юго-западному Приладожью.

27. Голицыны вели родословную от великого князя литовского Гедимина (Гедиминаса, ум. в 1341).

28. Предки Апраксиных (Опраксиных) выехали во второй половине XIV в. из Большой Орды (Дмитриев С. И. Генерал-адмирал граф Ф. М. Апраксин. Сподвижник Петра Великого. 1671-1728 гг. Пг., 1914, с.3).

29. Вероятно, Ч. Уитворту была известна версия о происхождении Нарышкиных, согласно которой они некогда били владетелями города Эгра в Богемии. По другой версии, предки Нарышкиных в 1465 г. выехали из Крыма (Русский биографический словарь, том “Нааке-Накенский - Николай Николаевич Старший”, СПб., 1914, с.75).

30. Княжеский род Черкасских сложился в России во второй половике XVI в. из выезжавших на русскую службу представителей верхушки народов Северного Кавказа (главным образом - из правителей Кабарды).

31. Романовы (а также Сухово-Кобылины, Шереметевы, Колычевы, Захарьины и другие роды) были, по преданию, потомками выходца из Пруссии Г. Д. Камбила, выехавшего на Русь в первой половине XIII в. Однако слова “царь гордится своим прусским происхождением” следует расценивать как чистый домысел, источники не содержат ни малейшего намека на это.

32. Меншиков Александр Данилович (1673-1729), имперский князь (с 1705), российский князь (с 1707), генералиссимус (с 1727), президент Военной коллегии (в 1718-1724 и 1726-1728), виднейший политический и военный деятель петровской эпохи.

33. В 1699-1701 гг. из дворян было сформировано 12 драгунских полков (12.234 чел.); помимо этого, существовала дворянская конница (1.180 чел.), всего с “начальными людьми” (2.078 чел.) в армии находилось в начале XVIII в. 15.492 дворянина, что составляло около 25% ее численности, а дворянская конница – 1% (Водарский Я.Е. Служилое дворянство в России в конце XVП - начале ХVШ в. - В кн.: Вопросы военной истории России. ХVШ и первая половина XIХ веков. М., 1969, с.234, 237).

34. Головин Федор Алексеевич (1650-1706), генерал-адмирал (с 1700), глава Посольского приказа (с 1700), граф (с 1701). В 1689 г. заключил Нерчинский договор с Китаем.

35. Гордон Патрик (Gordon Patrick, 1635-1699), шотландец на русской службе (с 1661), граф, генерал, контр-адмирал. Участвовал в Чигиринских (1676-1678), Крымских (1687 и 1689) и Азовских (1695-1696) походах.

36. Головкин Гавриил Иванович (1660-1734), постельничий, начальник посольской канцелярии (с 1706), затем Посольского приказа, канцлер (с 1709), граф (с 1710), президент коллегии иностранных дел (с 1718), сенатор, член Верховного тайного совета (1726-1730).

37. Апраксин Федор Матвеевич (1661-1728), двинский воевода и “губернатор” Архангельска (1693-1696), стольник (с 1682), главный начальник Адмиралтейского приказа и азовский “губернатор” (с 1700), генерал-адмирал (с 1708), гpaф (с 1710), президент Адмиралтейств-коллегии (с 1718), член Верховного тайного совета (с 1726).

38. Зотов Никита Моисеевич (ок. 1644-1718), учитель Петра I, дьяк Челобитного, Сыскного, Поместного и других приказов, начальник походной канцелярии Петра (с 1695), глава Ближней канцелярии, Печатного приказа (с 1701), граф (с 1710).

39. Будучи в 1698 г. в пригородах Лондона, Петр 26 марта посетил Виндзорский дворец и в нем капеллу св. Георгия, где “кавалеры ордена Подвязки принимают посвящение в день св. Георгия”, и интересовался статутом и традициями английских орденов. Король Вильгельм Ш Оранский просил царя вступить в состав ордена Подвязки, однако царь отклонил это предложение, поскольку, как замечает А.И.Андреев, задумал учредить подобный орден в Россия (Андреев А.И. Петр I в Англии в 1698 г. - В кн.: Петр Великий. I. М.-Л., 1947, с.87).

Г. В. Вилинбахов доказывает, что орден св. Андрея был учрежден Петром еще до поездки в Англию - в 1695 или 1696 г. (Вилинбахов Г.В. К истории учреждения ордена Андрея Первозванного и эволюция его знака. - В кн.: Культура и искусство петровского времени. Публикации и исследования. Л., 1977, с.145). Далее Г.В.Вилинбахов сообщает: “О времени появления голубой ленты, которая носилась через правое плечо, мы не имеем никаких точных данных. На изобразительных памятниках она впервые встречается на миниатюрном портрете Петра I... который датируется 1700-ми гг., и на портрете графа Б.П.Шереметева 1710 г.” и отмечает, что о голубой ленте упоминал также Ю. Юль (с.151).

40. Имеется в виду комплектование полков регулярной армии в конце ХVП - первые годы XVIII в. из “даточных” и “вольницы”. В полки записывались добровольцы, в том числе крестьяне, получавшие таким путем свободу от крепостной зависимости. Крестьяне и холопы могли определяться в армию без ведома помещиков (Анисимов Е.В. Податная реформа Петра I. Введение подушной подати в России 1719-1728 гг. Л., 1982, c.153-156; Голикова Н.Б. Из истории классовых противоречий в русской армии (1700-1709 гг.) - В кн.: Полтава..., с.272).

41. Речь вдет о любимой иконе патриарха Никона - иконе Богородицы (Троеручицы), присланной ему в 1662 г. с Афона в дар в Воскресенский (Новоиерусалимский) монастырь (Леонид [Кавелин]. Историческое описание ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря. М., 1876, с.298; см. об иконе также в кн.: Перри Дж. Состояние России при нынешнем царе.., М., 1871, с.113).

42. Другой современник-англичанин так отозвался об отношении Петра к постам: “Хотя царь лично весьма порицает этот неполитичный обычай, однако, зная глубокую приверженность народа к оному, он не решается уничтожить его открытым указом, но старается выводить этот обычай другими путями, осмеивая как эту, так и многие другие странности в обрядах религии и обычаях страны” ([Ден Дж.] История российского флота в царствование Петра Великого. СПб., 1897, с.84. Д.Б.Смит установил, что автором этого труда является морской офицер Дж. Ден (John Deane), с 1712 по 1721 г. служивший на русском флоте (S[mith] D.B. Tho authorship of “The Russian fleet under Peter the Great”. - Mariner's Mirror, 1934, v.20, p.373-376).

43. Смысл этой фразы раскрывает для нас Дж. Перри, написавший: “Апостол Павел в послании к Тимофею положительно определил, что священник должен быть мужем одной жены” (Перри Дж. Состояние России при нынешнем царе..., с.148-149), См. об этом также в сочинении шведского пленного Г.Седерберга, цитирующего I-е послание к Тимофею (гл.3, ст.2): “Единыя жены мужу” (Бывшего полкового священника, магистра Генриха Седерберга заметки о религии и нравах русского народа во время пребывания его в России с 1709 по 1718 год, М., 1873, с.9).

44. В одном из сочинении начала ХVШ в. о России, составленных, по П.П.Пекарскому, “под влиянием барона Гюйссена” (журнал Europaische Fama, 1705), говорится: “Прежде если русский священник умел кстати прочесть одну главу из библии или отрывок из проповеди, то считался уже за ученого человека, а кто умел читать и писать, от того не требовали дальнейшего учения” (Пекарский П.П. Наука и литература в России при Петре Великом. T.I. СПб., 1862, с.135. См. об этом также: Седерберг Г. Заметки..., с.4).

45. Отец Петра - Алексей Михайлович (1629-1676), русский царь с 1645.

46. Никон (в миру Никита Минов, 1605-1681), русский патриарх (с 1652). В 1650-х гг. осуществил реформу церкви с целью создания сильной церковной власти, независимой от светской. Получив титул “великого государя”, активно вмешивался во внутренние и внешние дела государства под тезисом “священство выше царства”. В 1658 г. между царем Алексеем Михайловичем и Никоном произошел разрыв. На церковном соборе 1666-1657 гг. Никон был низложен и сослан в Ферапонтов монастырь на Белоозере. Реформа Никона привела к расколу русской церкви.

47. Указами 1696-1700 гг. были проведены мероприятия по установлению контроля государства над церковными доходами и расходами, отменены финансовые привилегии церковных учреждений. После смерти патриарха Адриана (в 1700 г.) была реорганизована церковная администрация: учрежденную должность местоблюстителя патриаршего престола занял рязанский митрополит Стефан Яворский; указом от 24 января 1701 г. был упразднен Церковный разряд и восстановлен (существовавший с 1649 по 1677 г.) Монастырский приказ как центральное (не духовное, а светское) учреждение (ПСЗ, СПб., 1830, т. IV. 1700-1712, № 1829, с. 133), его возглавил боярин И.А.Мусин-Пушкин. Монастырский приказ стал управлять недвижимым имуществом патриаршего и архиерейского домов и монастырей, распоряжаться вотчинами церковных учреждений, Монастырские владения были распределены на вотчины, доход с которых поступал на нужды монастыря, и вотчины, передававшие доход Монастырскому приказу (Булыгин И.А. Монастырские крестьяне России в первой четверти XVIII века, М., I977, с. 66-130).

48. За десятилетие с 1701 по 1711 г. государство получило с монастырских вотчин не менее 1 млн. руб. дохода (Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия в первой четверти XVIII в. Преобразования Петра I. M., 1954, с.374; Булыгин И.А. Монастырские крестьяне..., с.130).

49. То есть, вероятно: “Раб твой челом бьет...”.

50. В начале ХVШ в. действовали Соборное Уложение 1649 г., новоуказные статьи второй половины ХVП в, и многочисленные петровские указы, что создавало значительные неудобства для судебной практики. Петр был сторонником неукоснительного исполнения законов, он предпринял попытку кодификации русского законодательства. В 1700-1703 гг. учрежденная царем особая палата в составе до 65 членов (не считая канцелярского персонала) готовила свод законов – “Новоуложенную книгу”, которая по неизвестным причинам не была санкционирована (Богословский М.М. Палата об Уложении 1700-1703 гг. - Известия АН СССР. Л., 1927, т.21, № 15-17, с.1347-1374; Ромашкин П.С. Основные начала уголовного и военно-уголовного законодательства Петра I. M., I947, с.12-14).

51. Петр прекратил практику возведения в прежние чины. В 1695 г, было повелено в стольники, стряпчие, дворяне не возводить. В 1705 г. было 23 боярина (Романович-Славатинский А. Дворянство России от начала XVШ века до отмены крепостного права. Свод материалов и приуготовительные этюды для исторического исследования. СПб., 1870, с.9). Однако еще в 1709 г. боярином стал П.М.Апраксин (см.: Просьба о графстве Петра Апраксина и решение Петра Великого. - Русский архив, 1863, вып.12, стб.905). В 1711 г. А.А.Юшков был пожалован из стольников в окольничие (см. указ в Сб. РИО, т. II, СПб., 1873, с. 213-214; у А.Романовича-Славатинского ошибочно - в 1709 г. (с. 9).

52. Число приказов колебалось; в XVII в. действовало до 40 постоянных приказов, а с временными - до 80 (Устюгов Н.В. Эволюция приказного строя Русского государства. - В кн.: Абсолютизм в России (ХVII-ХVШ вв.) М., 1964, с. 134). В 1699 г, насчитывалось 44 приказа, однако многие из них работали объединенно и составляли 25 самостоятельных учреждений (Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. M., I983, с.78).

53. В результате проведенной в 1708-1710 гг. областной реформы между уездами и приказами появились промежуточные административные единицы - губернии (Московская, Ингерманландская (в 1710 г. переименованная в Петербургскую), Смоленская, Киевская, Азовская, Казанская, Архангелогородская и Сибирская), которые возглавили губернаторы (пограничные губернии - генерал-губернаторы).

54. Стрешнев Тихон Никитич (1649-1719), боярин (с 1680), окольничий (с 1662), московский губернатор (с 1708), сенатор (с 1711). С 1690 г. был главой Разрядного приказа, в этой должности руководя военным ведомством.

55. Голицын Петр Алексеевич (1630-1722), русский дипломат в Вене, архангельский губернатор (с 1708), сенатор (с 1711).

56. Апраксин Петр Матвеевич (1659-1728), стольник, окольничий, астраханский воевода (с 1705), казанский губернатор (1708-1713), боярин (с 1709), действительный статский советник, сенатор (с 1717), граф (с 1722), президент юстиц-коллегии (с 1722). Чина генерал-лейтенанта П.М.Апраксин не имел.

57. Голицын Дмитрий Михайлович (1665-1737), князь, русский государственный деятель. В 1701 г. был направлен чрезвычайным послом в Константинополь. В 1708-1721 гг. - киевский губернатор. Президент камер-коллегии и сенатор (с 1718), с 1722 - только сенатор. Член Верховного тайного совета (1726-1730), при Петре II - президент коммерц-коллегии.

58. Гагарин Матвей Петрович, князь, стольник (с 1686), воевода в Нерчинске (1693-1695), глава Сибирского приказа (с 1706), московский комендант (с 1707), сибирский губернатор (1708-1719). 16 марта 1721 г. казнен за злоупотребления.

59. Салтыков Петр Самойлович (ум. в конце 1719 или начале 1720), боярин (с 1691), смоленский воевода (с 1697), смоленский губернатор (1706-1713), казанский губернатор (с 1713).

60. Речь должна идти о том, что к корабельному делу в Воронеже было приписано 25 городов, не относящихся к губерниям. Перечислены в “Росписном листе городов, которые надлежат ведать к воронежским корабельным делам”, переданном Петром Ф.М.Апраксину 23 января 1709 г. и отправленном также воронежскому и азовскому вице-губернатору С.А.Колычеву 3 февраля 1709 г. Опубликован А.Ф. Бычковым в “Материалах военно-учетного архива Главного штаба”, т. I, СПб., 1871, стб.4; то же: П и Б, т.9, вып. I, № 3033, с.72.

61. Раскладка полков по губерниям была произведена в 1711 г. в соответствии с проведенной в 1710 г. переписью. С самого первого года губернаторы были обязаны приискивать средства на содержание армии, “понеже на те полки спрашивано будет с декабря месяца на губерниях”. Генерал-губернаторы и губернаторы сосредоточили в своих руках высшую гражданскую власть на местах и одновременно являлись главнокомандующими войск, расположенных на подвластных им территории (Очерки истории СССР... Россия в первой четверти XVIII в. ..., с.322, 352).

62. Софья Алексеевна (1657-1704), царевна, дочь царя Алексея Михайловича и М.И.Милославской. Стремилась к самостоятельному правлению. В 1632-1689 гг. являлась правительницей Русского государства как регентша при малолетних царях Иване V и Петре. В 1689 г. после победы партии Петра заточена в Новодевичий монастырь. С разгромом Стрелецкого восстания 1698 г. пострижена в монахини того же монастыря под именем Сусанны.

Версия о попытке отравления Петра по приказу Софьи была популярна в современной западноевропейской литературе. См., напр.: Бассевич Г.Ф. Записки графа Бассевича, служащие к пояснению некоторых событий из времени царствования Петра Великого. М., 1866, с.26-27; Штелин Я. Я. Подлинные анекдоты о Петре Великом. М., 1830, ч.I, с. 100; ч.IV, с.166; см. то же: Рассказы и анекдоты про Петра Великого. - Русский архив, 1883, кн. 2, с.358.

63. В одном из первых донесений из Москвы (14 марта 1705 г.) Ч. Уитворт писал о Петре: “Мощью собственного гения, почти без сторонней помощи, он достиг успехов, превосходящих всякие ожидания, и вскоре, конечно, возведет свое государство на степень могущества, грозную для соседей, особенно для Турции... Царь совершил также много других великих реформ, чрезвычайно полезных стране. Хотя доброе дело еще не доведено до совершенства, надо удивляться, как много его величество сделал в короткое время, не вызвав никаких смут; это должно приписать единственно счастливым способностям государя, его любознательности и трудолюбию. Невзирая на неудовлетворительные стороны своего воспитания, он трудом и наблюдательностью приобрел почти универсальные познания” (Сб. РИО, т.39, с.60-61).

64. В донесении от 6 июня 1705 г.: “Я уже имел честь сообщить вам, как сильно царь любит корабельное дело, он сам прекрасный мастер и еще прошлого года собственноручно построил корабль, который, по общим отзывам, ничем не уступает прочим судам русского флота. Той же страстью вызваны и частые поездки его в Воронеж и его пребывание там в течение значительной части зимы. Там он часто работает сам, обыкновенно беседуя при этом с мастерами. Ему особенно полюбилась английская манера судостроения, которая легче и чище голландской, потому большая часть голландцев им от службы уволена. Царь, повторяю, относится к корабельному делу с таким увлечением, что, я уверен, его ничем нельзя оскорбить более глубоко, как запрещением корабельным плотникам наниматься в Россию или отозванием на родину тех, которые уже состоят на русской службе” (Сб. РИО, т.39, с.115).

65. 22 сентября 1708 г. Ч. Уитворт писал в донесении: “...под первым впечатлением государь вспыльчив и грозен, но, подумав, он становится осмотрительным и нерешительным ... Царь слишком умен, чтобы разоряться, вредя другим” (Сб. РИО, т.50, с.87).

66. Явная описка, должно быть - “удачные” (lucky). См., напр., рассказ о первой встрече Петра с А. Д. Меншиковым в другом современном английском сочинении – “Мемуаре о жизни князя Меншикова... в письме одного иностранного министра при русском дворе” (Memoirs of the Life of Prince Menzikoff... in a Letter from a Foreign Minister at the Court of Russia. Dublin, 1727, p.4-5), где приведен их разговор, в котором юный пирожник выказал находчивость и сообразительность. Та же версия о знакомстве царя с будущим фаворитом изложена в записках Н. Вильбоа (Вильбуа) (Краткий очерк, иди анекдоты о жизни князя Меншикова и его детях. - Русский вестник, 1842, т. 6, № 2, с.147) и в “Замечаниях на “Записки Манштейна о России 1724-1744 гг.” Э. Миниха (Россия и русский двор в первой половине ХVШ века. Записки и замечания гр. Э. Миниха. СПб., 1891, с. 133-134).

67. В донесении от 13 июня 1705 г.: “В своих письмах к вам я так часто упоминал о царском любимце, что, полагаю, не излишне будет хотя несколько познакомить вас с его личностью, пока не представится безопасного случая препроводить вам более полные о нем сведения. Это человек очень низкого происхождения, необыкновенно порочных наклонностей, вспыльчивый и упрямый. Мне передавали из довольно достоверных источников, что он не умеет ни писать, ни даже читать. Низкое происхождение не дало ему случая получить образование, а прямое возвышение на высшие должности помимо всякого подчиненного положения лишило его возможности сделать личные наблюдения или научиться чему-нибудь из собственного опыта. Между тем он своим рвением и вниманием к царской воле сумел войти в беспримерную милость к царю: он состоит дядькой юного царевича, губернатором Ингрии, да собственно и всего государства Московского, в котором ничто не делается без его согласия, хотя он, напротив, часто распоряжается без ведома царя в полной уверенности, что распоряжения его будут утверждены. Он заявляет притязания на такую же неограниченную власть в армии, что уже не раз вызывало и вероятно еще не раз вызовет серьезные столкновения с фельдмаршалом Огильви; фельдмаршал же Шереметев терпит от него еще большие стеснения и неприятности” (Сб. РИО, т. 39, с.124-125).

В донесении от 17 сентября 1708 г.: “Князя Александр Меншиков, командующий кавалерией, второй по рангу, но первый по значению. Его влияние на гражданские и военные дела равно безгранично, так как царь обыкновенно следует его решениям, подчас даже вопреки собственному мнению. Говорят, впрочем, будто это влияние слабеет. Характер его вообще очень непривлекателен, чтобы не сказать более. Для военного дела он не обладает ни знанием, ни опытностью, ни способностью научиться чему-нибудь, ни храбростью в деле, что ясно выразилось в недавнем беспорядочном, отступлении от Вислы к Днепру, которое мало позволяло рассчитывать на то, чтобы русские стали защищать свою страну так хорошо, как они защищают ее теперь” (Сб. РИО, т.50, с. 64).

В донесении от 12 января 1709 г.: “На одном большом обеде царь также крепко побил своего любимца, но на следующий день пришел к нему, и прежняя дружба восстановлена” (Сб. РИО, т. 50, с.134).

68. Интересно сопоставить это сообщение со словами А. М. Девиера, 18 февраля 1727 г. писавшего А. Д. Меншикову о некоем курляндском шляхтиче Клокмане, который “слышал, что ваша светлость изволите в своем доме придворные чины употреблять во всем против того, как имперским князьям принадлежит” (ЦГАДА, ф. 198 (А. Д. Меншикова), д. 557, л. 406). Мы глубоко признательны И. В. Саверкиной, предоставившей эту выписку из документа.

69. Как отмечает издатель русского перевода “Записок” Ю. Юля Ю. Н. Шербачев, “суждения Витворта о Петре и важнейших деятелях царя... во многом сходятся с суждениями Юля”. Однако приведенная характеристика Г. И. Головкина весьма отличается от высказанной датским посланником. См.: Юль Ю. Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом (1708-1711). М., 1899, с. 115, сн. 1, с. 138-139, сн. I.

70. Шафиров Петр Павлович (1669-1739), тайный секретарь при канцелярии Ф. А. Головина (с 1703), глава Посольского приказа (с 1706), вице-канцлер и управляющий почтами (с 1709), барон (с 1710), посланник в Турции (1711-1714), вице-президент коллегии иностранных дел (с 1717). В 1723 г. сослан в Нижний Новгород, в 1725 возвращен Екатериной I и назначен президентом коммерц-коллегии. В 1730-1732 - посол в Персии, в 1733-1739 - снова президент коммерц-коллегии.

71. Это мнение может быть проиллюстрировано выдержками из двух донесений Ч. Уитворта. От 22 сентября 1708 г.:

“...Если Шафиров сердечно отнесется к деду и окажет мне поддержку, я, может быть, воспользуюсь вашим позволением и предложу ему подарок в триста или четыреста фунтов в надежде, что ее величество не сочтет такой расход чрезвычайным, так как Шафиров не безучастен к своим выгодам, пользуется большим расположением царя и всегда может быть нам полезен. Впрочем, я не буду излишне торопиться этим подарком” (Сб. РИО, т. 50, с. 91).

9 марта 1710 г. тема продолжена: “Согласно вашим приказаниям от 2-го ноября 1708 и 22-го марта 1709 г. я сделал Шафирову подарок в четыреста фунтов, за который он глубоко благодарит ее величество, причем уверяет в готовности и впредь служить ей” (Сб. РИО, т. 50, с. 334).

72. Долгорукий Григорий Федорович (1656-1723), князь, русский дипломат. В 1701-1721 (с перерывами) - посол в Польше.

73. В донесении Ч. Уитворта от 8 октября 1707 г. Г. Ф. Долгорукий, П. П. Шафиров и Г. И. Головкин названы “главными министрами царя” (Сб. РИО, т. 39, с. 424). 7 августа 1706 г. английский дипломат писал в Лондон: “Три лица имеют наиболее надежды занять его (Ф. А. Головина. - Ю. Б.) место: ... князь Долгорукий, состоящий послом в Польше, который заслужил уважение царя своим поведением на этом посте” (Сб. РИО, т. 39, с. 300).

74. Сестра Ф. М. Апраксина Марфа Матвеевна (1664-1715) была второй женой царя Федора Алексеевича.

75. 5 марта 1707 г. Ч. Уитворт сообщал своему правительству: “...Федор Матвеевич Апраксин объявлен генерал-адмиралом, т.е. занял одну из должностей покойного графа [Ф. А. Головина]. Апраксину приказано в то же время без замедления отправиться в Петербург, причем царь уполномочил его действовать в Ингрии на суше и на море по благоусмотрению. Апраксин, однако, очень смущен этими шиpoкими полномочиями, так как они приводят его в столкновение с князем Александром Меншиковым как генерал-губернатором Ингрии; потому, прежде чем отправиться по назначению, Апраксин написал князю и просил его прислать или одобрение сообщенных ему планов или инструкции” (Сб. РИО, т. 39, с. 378).

76. Имеется в виду неудачный поход финляндской армии под командованием генерала Г. Любеккера (Любекера, Либекера) на Петербург осенью 1708 г. Разъяснение явно ироничного намека на “заслугу” Ф. М. Апраксина сделано Ч. Уитвортом со слов К. И. Крюйса в донесении от 10 ноября 1708 г. (Сб. РИО, т. 50, с. 109-110; см. также с. 120). Речь идет о том, что Г. Любеккера напугало письмо К. И. Крюйса к бригадиру Фразеру, отправленное с таким расчетом, чтобы оно попало в руки противника, и содержавшее ложные сведения об ожидавшемся скором и крупном подкреплении защитникам Петербурга. См. об этом также в письме К.И. Крюйса Ф. М. Апраксину от 11 ноября 1723 г. (в кн.: Берх В. Н. Жизнеописание российского адмирала К. И. Крюйса. СПб., 1825, с.15-17). Сильно измененный вариант этой версии помечен Дж. Деном в его кн.: История российского флота в царствование Петра Великого, с. 11. Победные донесения Ф. М. Апраксина Петру о сражении со спешно отступавшей финляндской армией опубликованы А. З. Мышлаевским в кн.: Северная война на ингерманландском и финляндском театрах в 1708-1714 г. (Документы Государственного архива) (Сборник военно-исторических материалов, вып. 5 (далее - ВИМ-5).. СПб., 1893, № 30, с.30-32; № 33, с.33-35 и в П и Б, т. 8, вып. 2, М., 1951, прим. к № 2682, с. 739-741, а также (с сокращениями) переписано Ч. Уитвортом (Сб. РИО, т. 50, с.105-106). Об этих событиях рассказал также А. Ф. Бюшинг, которому они стали известны “из надежных устных сообщений” (Buesching A. F. Geschichte der evangelisch-lutherischen Gemeinen im Russischen Reich, Th. 1. Altona, 1766, S. 118-120; заимствовано затем у А. Ф. Бюшинга В. Н. Берхом в его “Жизнеописании... К. И. Крюйса”, с. 75). См. также специальные статьи: Тимченко-Рубан Г. И. Военные действия в Ингерманландии в 1706-1708 гг. - Военный Сборник, 1900, № 10, С. 225-226; Uddgren Н. E. Den Lybeckerska armens uppgift i 1708 ars anfall mot Ryssland. Historisk tidskrift (Stockholm), 1906, № 26, s.107-113.

77. Шереметев Борис Петрович (1652-1719), воевода и тамбовский наместник (с 1681), генерал-фельдмаршал (с 1701), граф (с 1706), виднейший русский военачальник конца XVII - первой четверти ХVIII в.

78. Эту награду Б. П. Шереметев получил во время своего путешествия; он командовал семью мальтийскими галерами в погоне за турецкими кораблями (Павленко Н. И. Птенцы гнезда Петрова. М., I985, с. 20).

73. См. донесение Ч. Уитворта от 17 сентября 1708 г. “Величайшее горе царя - недостаток в хороших генералах. Фельдмаршал Шереметев, человек, несомненно, обладающий личной храбростью, счастливо окончивший порученную ему экспедицию против татар, чрезвычайно любимый в своих поместьях и простыми солдатами, но до сих пор не имевший дела с регулярной неприятельской армией и не достаточно опытный (только этой неопытности и приписывают неудачу его в сражении, проигранном в Курляндии) (Cб. РИО, т. 50, с. 64).

80. 31 декабря 1707 г. Ч. Уитворт впервые упомянул о трениях между Б. П. Шереметевы и А. Д. Меншиковым (Сб. РИО, т. 39, с. 445), а 18 февраля 1708 г, сообщал: “Раздор между любимцем царским и фельдмаршалом возрос до того, что Шереметев заявил при целом военном совете, будто готов отказаться от cвоего поста, так как и его репутации, и самой армии государевой грозит гибель, если князь не будет удален от начальства над кавалерией” (Сб. РИО, т. 39, с. 457-458).

81. Здесь автор говорит о введении в денежное обращение развитой системы серебряных номиналов, выпущенных в 1701 г. (гривенник, полуполтина, полтина; не упомянута только полугривна) и в 1704 г. (рублевик и алтын) (Спасский И. Г. Русская монетная система. Историко-нумизматический очерк. М., 1970, с. 142, 144, 146). Таким образом, в 1703 г. рублевики еще не чеканились. Ст. Шодуар отмечает, что Ч. Уитворт и некоторые другие современные авторы "смешивают рубль с полтиною” (Шодуар Ст. Обозрение русских и иностранных монет, употреблявшихся в России с древних времен. Ч. I. СПб., 1837, с. 160).

См. об этом также в донесении Ч. Уитворта от 31 января 1705 г. (Сб. РИО, т. 39, с. 361-362).

82. См. прим. 98.

83. См. прим. 7.

84. Согласно И. Патлаевскому, 100 рублей при Иване IV весили 16 11/31 фунта; в конце ХVII в. - обычно 11 фунтов (Патлаевский И. Денежный рынок в России от 1700 до 1762 года. - Записки Новороссийского университета, т. 2. Одесса, 1868, с. 190-191). Другой исследователь указывает вес рубля Ивана Грозного равным 16 золотникам (Кауфман И. И. Серебряный рубль в России от его возникновения до конца XIX века. СПб., 1910, с. 124, 135); тогда 100 руб. будут весить около 16,7 фунта.

85. До 1682 г. счетный серебряный рубль равнялся 11 1/6 золотника, затем 9 11/12, а в 1698 г. была установлена монетная стопа по 15 коп. из золотника - 6 2/3 золотника в рубле. Таким образом, лигатурный вес рубля (100 копеек) с 1698 г. последовательно составлял 42,3 и 28,4 г. Пересчет данных Ч. Уитворта позволяет получить соответственно 41 и 25,4 г. По подсчетам Д. И. Прозоровского, в рубле 1701-1704 гг. было 560 долей чистого серебра, а в рубле 1710-1714 гг. - до 513 1/2 доли (то есть примерно 5 4/5 и 5 2/3 золотника соответственно) (Прозоровский Д. И. Монета и вес в России до конца ХVШ столетия. СПб., 1875, с. 78). Это дает соответственно 24,8 и 22,8 г серебра.

86. Русские источники говорят о выплачиваемой до 1711 г. 10-процентной “наддаче”; Дж. Перри также сообщает: “...издан был еще новый указ, по которому всякий, кто возвращал старые деньги, получал за них новые с прибылью в 10%” (Перри Дж. Состояние России при нынешнем царе..., с. 160). Б. И. Куракин указывает 12-процентнур надбавку. См. об этом в кн.: Кауфман И. И. Серебряный рубль в России..., с. 132, 125, сн.1; здесь же упомянуто это сообщение Ч. Уитворта. П. Винклер говорит об “обязательном вымене серебряных копеек на выпущенную медь” (с 1701 г.) с наддачей 10 коп. за рубль (Винклер П. Из истории монетного дела в России. СПб., 1897, с. 25).

87. Монеты чеканились из ефимочного серебра “без установичной пробы” (Прозоровский Д. И. Монета и вес в России..., с. 69). По С. М. Троицкому, в начале ХVШ в. вся серебряная монета выпускалась неустановленной пробы (Троицкий С. М. Из истории русского рубля. - Вопросы истории, 1961, № 1, с. 66).

88. “Plate” может означать я “серебро в слитках”, и “серебряную посуду”. Но в переплавку отправляли и то, я другое. Напр., в 1701 г. на монетный двор поступило “из пожитков Симеона, смоленского митрополита, в посуде серебра 2 пуда 36 фунтов 27 1/2 золотников” (Елагин С. И. История русского флота. Период Азовский. СПб., 1864. Примечания (далее - Елагин С. И. Примечания), № 73, с.298). Здесь переведено как “серебро в слитках”, поскольку ниже автор сообщает: “серебро - это крестовые талеры, левенталеры и альбертус-талеры и необработанные слитки”.

89. В 1712 г. талер в Архангельске покупали за 80 коп. (Патлаевский И. Денежный рынок в России..., с. 200).

90. Первые золотые петровские рубли - “червонцы” были отчеканены в 1701, 1702, 1706 и 1707 гг., они соответствовали стандарту золотого дуката (3,4 г). Упомянутые Ч. Уитвортом 26 карат = 5,2 г. Возможно, он говорит о двойных червонцах, которые чеканились в 1701 г. (позднее также в 1714 г.) (Винклер П. Из истории монетного дела в России, с. 53-55).

91. Речь может идти лишь о Кадашевском монетном дворе, так как только там с 1701 до 1711 г. чеканились золотые монеты. Головами двора были Ф. Городчанинов (1701 г.), М. Немчинов (1702 г.), А. Давыдов (1703 г.), Н. Чамов (1704 г.); имена голов в 1705 и 1706 гг. неизвестны (Дуров В. А. Очерк начального периода деятельности Кадашевского монетного двора в связи с денежной реформой Петра. - В кн.: На рубеже двух веков. Из истории преобразований петровского времени (Труды ГИМ, вып., 48. М., 1978, с. 57-58, 65).

92. Выпуск медных монет достоинством меньше копейки (денег, полушек и полуполушек) начался в 1700 г., медная копейка чеканилась с 1704 г. (Спасский И. Г. Русская монетная система..., с. 143-144). 36 английских фунтов (16,34 кг) - это практически пуд. Точен был Ф. С. Салтыков, писавший 14 августа 1713 г. Петру: “Понеже руской пуд сочиняется в равномерии против 35-ти фунтов англинских” (Материалы для истории Гангутской операции (далее - МИГО), вып. 3, Пг., 1914, с. 47). Действительно, в 1704-1708 гг. из пуда меди чеканилось монет на 20 руб. (в 1700-1701 гг. - на 12 руб. 40-80 коп., в 1702-1703 гг. -на 15 руб. 44 коп.) (Кашкаров М. Денежное обращение в России. Историко-нумизматическое исследование. T. I. СПб., 1898, с. 125).

Цена пуда меди в 1700 г. обычно составляла 4-6 руб. (Бржеский Н. Государственные долги России. Историко-статистическое исследование. СПб., 1884, с. 35). 7 и более рублей стоил пуд самой дорогой меди – “платовой”, или “досчатой” (Дуров В. А. Из истории чеканки медных денег в России. - Деньги и кредит, 1976, № 5, с. 90).

93. По донесению русского агента в Венецианской республике П. И. Беклемишева, юфть поступала в Италию только из России, “а из другаго ни из катораго места не идет и везде надобный товар”. Русская икра шла только на Аппенины (Шаркова И. С. Россия и Италия. Торговые отношения XV - первой четверти XVIII в. Л., 1981, с. 135-136). См. также прим. 103.

94. О морских промыслах в начале ХVШ в. см. в кн.: Лаппо-Данилевский А. Русские промышленные и торговые компании в первой половине XVIII столетия. СПб., 1899, с. 41, сн. 3, - 42, где приведена выписка из указа Петра от 20 января 1703 г., которым определялось отдать “промысл ворваней, моржевый и иных морских зверей и сала в компанию А. Д. Меншикову с прочими компанейщиками... впредь безперекупно...”, и c. 117-118. О монопольной торговле этой компании см. также: Захаров В. Н. Торговля западноевропейских купцов в России в конце XVII - первой четверти ХVШ в. - Исторические записки, т. 112. М., 1985, с. 199; Фирсов И. Н. Русские торгово-промышленные компании в I-ой половине ХVШ столетия. (Очерки из истории экономической политики и соответствующих классовых отношений). Казань, 1922, с. 69-71, 116; Приложения, с. 214-215. Сохранившиеся сведения не позволяют судить о точности сообщения Ч. Уитворта относительно объема морских промыслов компании и объема ее торговли с иностранными купцами.

95. Португальский порт близ Лиссабона, современное название Сетубал. По-русски назывался также Сумбец. См. [Берх B. Н.] Жизнеописания первых российских адмиралов, или опыт истории российского флота. Ч. 2. СПб., 1833, с. 114 и прим.

96. Также см. у Ю. Юля: иностранный купец платит “ригсдалерами, настолько полновесными, чтобы их приходилось по 14-ти на русский фунт и считая ригсдалер в 50 копеек” (Юль Ю. Записки..., с. 319, 321). Действительно “указная цена” составляла 50 коп. за ефимок (Козинцева Р. И. Участке казны во внешней торговле России в первой четверти ХVШ в. - Исторические записки, т. 91, 1973, с. 274), за такую цену талер покупали в середине XVII в. А вес рублевой монеты 1704 г. был равен весу талера (28 г, из них 25-26 г серебра) (Спасский И. Г. Русская монетная система..., с. 128, 142). По Ст. Шодуару, в 1710 г. цена ефимка и рубля сравнялась (Шодуар Ст. Обозрение..., с. 160).

И. И. Кауфман указывает, что “фактически на фунт выходило 14,4 ефимков” (Кауфман. И. И. Серебряный рубль в России..., с. 135-136).

97. Эти в целом верные сведения требуют уточнения в том смысле, что порядок и размер таможенного обложения “весчих” и “невесчих” товаров, введенный Новоторговым уставом 1667 г., не распространялся не только на вино, но также на сахар, леденцы, узорочные товары (Чистякова Е. В. Новоторговый устав 1667 г. - Археографический ежегодник за 1957 год. М., 1958, с. 124; Козинцева Р. И. Очерки внешней торговли и таможенной политики России первой трети XVIII в. АКД. Л., 1963, с. 4-6; Захаров В. Н. Торговая деятельность западноевропейских купцов в России в конце ХVII - первой четверти XVIII в. АКД. М., 1983, с. 9-10).

98. Это совпадает со сведениями, содержащимися в “Истории российского флота...” Дж. Дена: “Около 20 лет тому назад рубль по существовавшему курсу соответствовал приблизительно 10 шиллингам, тогда как в настоящее время он равняется не более 5-ти шиллингам: по случаю того, что металлическая ценность его значительно уменьшена понижением пробы сплава” (с. 79).

По Р. Низбет Бейну, в начале 1710 г. рубль был эквивалентен примерно 6 английским шиллингам (Nisbet Bain R. Peter the Great and his Pupils (1689-1730). - In: The Cambridge Modern History, vol. V. The Age of Louis XIV. Cambridge, 1908, p. 532, foot-note 1). В середине 1715 г. Ф. М. Апраксин отмечал: “...Английский фунт стерлинг считается русскими деньгам по 4 рубля, в фунте по 20 шиллинг, в шиллинге по 12 пенс” (Материалы для истории русского флота (далее - МИРФ), ч. 3, СПб., 1866, № 353, “Я”, “и”, с. 266).

99 Явная опаска или опечатка: вместо two thousand должно быть two hundred thousand - 200 тысяч. Эта фраза неоднократно цитировалась в литературе, но не все исследователи обратили внимание на то, что цифра слишком низка. См.: Schloezer A. I. Munz-, Geld- und Bergwerks-Geschichte des Russischen Kaisersthums von J. 1700 bis 1789. Meist aus Urkunden beschrieben. Goettingen, 1791, S. 40; Патлаевский И. Денежный рынок в России… с. 265, сн. “в”. Х. Шторху, заметившему это и предположившему, что вместо цифры 2 тыс. должно быть 200 тыс. (Storch H. Historisch-statistisches Gemolde des Russischen Reichs an Ende des achtzehnten Jahrhunderts, Th.5. Geschichte des russischen Handels. Leipzig, 1802, S. 152-153), возразил П. Н. Милюков: “кажется, в такой поправке нет никакой надобности” (Милюков П. H. Государственное хозяйство России..., с. 204, сн. I). Подобная же опечатка, (но замеченная издателем) имеется в том месте книги, где говорится о китайской торговле Россия (см. с. 33 настоящего издания). По подсчетам Р. И. Козинцевой, изучившей сохранившиеся за 1710 г. счетные выписки Архангелогородской таможни в Архиве ЛОИИ СССР АН СССР, сумма ввоза была 1.237 тыс. рублей, а сумма вывоза - 1.464 тыс. рублей; разница, таким образом, составила за 1710 г., 227 тыс. рублей (Козинцева Р. И. Внешнеторговый оборот Архангелогородской ярмарки и ее роль в развитии всероссийского рынка. - В кн.: Исследования по истории феодально-крепостнической России. М.-Л., 1964, с. 119).

100. По П. Н. Милюкову, произведшему соответствующие подсчеты, суммы общего прихода казны за 1701-1708 гг. колебались от 8.471.978 руб. в 1703 г. до 9.011.513 руб. в 1702 г. (Mилюков П. H. Государственное хозяйство России..., Приложение Ш. Государственные росписи: 1701-1709 годов, c. 70, 78, 87, 99, 108, 113, 125, 135; см. также “Сводную таблицу прихода и расхода 1701-1709 годов” в основном тексте его книги, с. 238-239).

101. Поташ на 1705-1708 гг. казна сдала английскому купцу А. Стейлсу по цене 20 ефимков берковец (1705 г. – 22.298 пуд., 1706 - 22.310, за 1707 сведений нет, 1708 - 24.182). На 1709-1710 гг. - ему же по цене 21 ефимок за берковец (1709 - 20.019, 1710 - 20.019 пуд.) (Козинцева Р. И. Участие казны..., с. 304, табл. 2). Таким образом, ежегодный доход от продажи поташа составлял в среднем примерно 42-48 тыс. ефимков-талеров. Ч. Уитворт ориентировался скорее на цифры самых последних лет, когда продавалось приблизительно на 42 тыс. ефимков.

102. Речь идет о худшем сорте поташа - смольчуге. Однако цифра кажется весьма и весьма завышенной. Средний объем экспорта смольчуга за 1701-1708 гг. не превышал 3.100 бочек в год (подсчитано по табл. 3 в статье Р. И. Козинцевой “Участие казны...”, с. 308); казна получала от экспортеров по 10-15 1/2 ефимков за бочку. Даже если Ч. Уитворт не учитывал того обстоятельства, что казна покупала смольчуг у частных промышленников по 5-7 руб. бочка, средняя выручка от его продажи за границу составит 31-47 тыс. ефимков. К тому же, по мнению английских купцов, емкость голландского рынка не превышала 8 тыс. бочек этого товара в год (там же, с. 309). Правда, в 1708 г. у откупщика А. Люпса одновременно находилось 6.600 бочек остатка и 2.400 бочек казенного смольчуга (там же, с. 309), всего, стало быть, 9.000 бочек. Тогда общая сумма от продажи могла бы составить 90-135 тыс. ефимков, что вполне соответствует указанной Ч. Уитвортом цифре. Однако в том же году весь смольчуг был изъят у А. Люпса и отдан О. Соловьеву (там же).

103. Продажа икры была на откупе - с 1697/98 г. до 1706 г. у гамбургского купца А. Фарьюса, в 1707-1711 гг. - у англичанина А. Стейлса; цена за пуд в это время находилась в пределах от 2 3/4 до 3 1/4 ефимка. Средний ежегодный объем товара за десятилетие (с 1701 по 1710 г.), который может быть подсчитан на основании данных Р. И. Козинцевой, составляет 5.700 пуд. (причем в 1709 и 1710 гг. объем значительно уступал среднему) при средней цене 3 ефимка пуд. Тогда средний доход от продажи будет 17.100 ефимков. Известно также, что в 1712 г. откуп оказался в руках другого англичанина - П. Вестова, который обязался принимать в год 8 тыс. пуд. и платить 27 тыс. ефимков (очевидно, цена на икру была повышена до 3 3/4 ефимка за пуд). Однако казна не смогла выполнить условий этого договора (Козинцева Р. И. Участие казны..., с. 313-315). А поскольку икра экспортировалась только в Италию (“кроме Италии, ни в которые места не отпускается”) (Шаркова И. С. Россия и Италия..., с. 136-137), то становится понятным, почему прибыль от этого товара Ч. Уитворт выразил в испанских талерах.

104. Цифра кажется очень высокой. Известно, что в конце ХVII в. откупщик И. Исаев платил казне по 20 ефимков за пуд. В 1705 г. или чуть позже в Западную Европу было отправлено 426 пуд. ревеня, а продано всего 312. В последующие годы экспорт ревеня казной не производился (Козинцева Р. И. Участие казны..., с. 320).

105. С 1701 по 1705 г. смола была на откупе у А. Стейлса, затем этот договор был расторгнут. В 1706 г. в результате торгов, объявленных Ижорской канцелярией, смола досталась И. С. Стрежневу. Тогда всего было 40 тыс. бочек по цене 2 ефимка бочка (Козинцева Р. И. Участие казны..., с. 298-299). Стало быть, сообщение Ч. Уитворта, что “в 1706 году смола дала 40 тысяч талеров” - несомненная описка; дипломат, на протяжении своего пребывания в России много и энергично занимавшийся делами русского экспорта, в частности, смолы, в Англию, не мог допустить такой ошибки. Именно он добился разрешения Петра на вывоз для нужд английского флота в том же 1706 г. еще 10 тыс. бочек смолы по цене 1 руб. бочка (см. Сб. РИО, т. 39, с. 261-262) и именно эта цифра - 10 тыс. руб. упомянута им в книге. (14 мая 1706 г. Петр писал Дм. Соловьеву: “Как прежде писано, так и ныне о том подтверждаю, что конечно без всякой описи о даче десяти тысяч бочек смолы аглинскому посланнику учинить по прежнему указу...” (Тетрати записные всяким писмам и делам, кому что приказано и в котором числе, от его императорского величества Петра Великого 1704, 1705 и 1706 годов с приложением примечаний о службах тех людей, к которым сей государь писывал. СПб., 1774, с. 145). См. об этом также: П и Б, т. 4, СПб., 1900, прим. к № 1143, с. 700; к № 1227, с. 878-873; Сб. РИО, т. 5, с.164, сн. 1).

Приводимые Р. И. Козинцевой цифры экспорта смолы за 1707-1710 гг., действительно, весьма уступают названным выше: 5.785, 10.740, 25.321 и 30.000 (в том числе 10.000 бочек было безвозмездно отправлено в Данию) (Козинцева Р. И. Участие казны..., с. 299, 300. табл. I).

Ясно, что для всей перечисленной группы товаров автор имеет в виду только экспорт, хотя соответствующую оговорку делает лишь относительно икры. Поэтому и суммы дохода выражены в талерах. По данным Р. И. Козинцевой, в 1708-1713 гг. внутри страны было продано: поташа - на 205,1 тыс. руб., икры - на 109 тыс. руб., смолы - на 120,5 тыс. руб. (там же, с. 328). За шестилетие среднегодовые цифры составляют соответственно 34, 18 и 20 тыс. руб.

106. П. Н. Милюков ссылается на показания заведовавших продажей соли дьяков, согласно которым в 1705-1710 гг. в казну поступало 300-400 тыс. руб., и отмечает, что Ч. Уитворт приводит завышенную цифру (Милюков П. Н. Государственное хозяйство России..., с. 216 и сн. 1). Затем исследователь рассматривает другие источники, дающие иные цифры (с. 216-217).

По данным А. Свирщевского, доход от продажи соли неуклонно возрастал с 1706 г. (355.215 руб. 63 1/2 коп.) до 1711 г. (464.560 руб. 83 1/8 коп.), а в 1713 г. составил уже 490.910 руб. 66 7/8 коп. И в последующие годы эта цифра возрастала, достигнув в 1722 г. 659.527 руб. 20 коп. (Свирщевский А. Материалы к истории обложения соли в России. - Юридические записки, издаваемые Демидовским юридическим лицеем, 1908, вып. 1, с. 196 (“Табель о продаже соли и разборке прибыльных денег с 1705 года, составленная главной соляной конторой”).

По Б. Б. Кафенгаузу, с 1705 г., когда продажа соли была монополизирована казной, соль стала давать 300-600 тыс. руб. годового дохода, а чистая прибыль равнялась приблизительно 200 тыс. руб. (Очерки истории СССР... Россия в первой четверти ХVШ века..., с. 384). В указе Петра от 5 марта 1711 г.: “А в год с 1705-го збиралось прибылных по 300.000 и по 350.000 рублев и болши; а в 1710-и году перед перешедшими годами болши, а имянно 450.000 рублев” (Сб. РИО, СПб., 1873, т. II, с. 184). Несомненно, на том же источнике основано свидетельство современника, нашего соотечественника, который был, по мнению издателей “Северного архива”, сенатским чиновником: “C 1705 года сбиралось с откупа соли прибыли в казну 300 и 350.000, в 1710 году было 450.000 рублей” (Записки о важнейших внутренних происшествиях и учреждениях в России с 1707 по 1712 год. - Северный архив, 1826, ч. 20, № 5, с. 6). В “Ведомости краткой 1707 года”: “...и в 1707 году, буде нынешняя вся соль в продаже, прибыли будет 431.888 [руб.] (Северная война. Документы 1705-1708 гг. (Сборник военно-исторических материалов, вып. I (далее - ВИМ-I). СПб., 1892, № 299, с. 221).

107. 14 марта 1705 г. Ч. Уитворт писал в Лондон, что русское казначейство, “приняв наличный ефимок в шестидесяти копейках и переплавив его, чеканит из него 120 копеек” (Сб. РИО, т. 39, с. 57).

И. И. Кауфман отмечает: “О том, как велика была прибыль от монетных операций 1698-1711 гг., господствуют очень преувеличенные представления; главным образом эти представления распространяли иностранцы, служившие Петру, несомненно пострадавшие от петровских монетных операции и поэтому распространявшие об них всякие небылицы, между прочим, и ту, что прибыль казны тогда доходила чуть ли не до 100% (Кауфман И. И. Серебряный рубль в России..., c. 131). На самом деле, отмечает исследователь, прибыль от перечеканки составляла 28% (там же, с. 132).

108. См. в статье В. Л. Дурова “Очерк начального периода деятельности Кадашевского монетного двора...” табл. 4 - “Продукция и прибыль московских монетных дворов за 1701-1710 гг.” (с. 61). Кроме того, В. А. Дуров располагает сведениями, что в 1710 г. на каждые 100 копеек, изготовленных на указанном монетном дворе, приходилось 17,56 коп. чистой прибыли, а на рубль медью - 46,47 коп. (с. 62).

109. Это сообщение Ч. Уитворта упоминает П. Н. Милюков, приведший также следующие данные: в 1707 г. китайский караван привез товаров на сумму 57.406 руб., а в 1709 г. - 426.636 руб. (Милюков П. Н. Государственное хозяйство России..., с. 221 и сн. 2). Иные цифры получены в специальном исследовании Б. Г. Курца, который так оценивает прибыль казны от караванов: 1702-1705 гг. - 49 тыс. руб., 1703-1707 гг. - 55 тыс. руб., 1705-1709 гг. - 270 тыс. руб., 1707-1712 гг. - 223 тыс. руб. (См. сводную таблицу в статье: Курц Б. Г. Государственная монополия в торговле России с Китаем в первой пол. ХVШ ст. - Науковi записки Киiвського iнституту народнього господарства, т. 9, Киiв, 1928, с. 75). Но Б. Б. Кафенгаузу, “время от времени в Китай посылался караван, возвращавшийся с китайскими товарами на сумму от 300 до 400 тысяч рублей” (Очерки истории СССР... Россия в первой четверти ХVШ века..., с. 385). См. об этом также в кн.: Сладковский М.И История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917 г.) М., 1974, с. 115-122.

110. Согласно Новоторговому уставу, восточные купцы платили в Астрахани и в Москве по 10 денег с рубля пошлинных сборов и по 20 денег с рубля - проезжей пошлины (Чистякова Е. В. Новоторговый устав..., с. 124).

111. Речь идет о введенных правительством в 1700-1705 гг. многочисленных так называемых “канцелярских сборах”: было обложено пошлинами оформление дел через государственные учреждения, введено использование “орленой” (гербовой) бумаги, а также установлены в числе прочих налоги трубный, с печей, “хомутейный сбор” (налог на клеймение хомутов), “сбор с извозчиков десятой доли из получаемой ими по найму платы”. Банный оброк не был одинаков для всех: с думных чинов и гостей брали по 3 руб., с остальных дворян и купцов по 1 руб., с крестьян по 15 коп. (Спиридонова Е. В. Экономическая политика и экономические взгляды Петра I. М., 1952, с. 264, 265, 267-268; Лодыженский К. Н. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886, с. 85; Милюков П. Н. Государственное хозяйство России..., с. 207-209).

112. Эта фраза цитирована П. Н. Милюковым (Государственное хозяйство России..., с. 236-237 и сн.2 к с. 236). Ганноверский резидент в России Х. Ф. Вебер писал: “Из 20-летнего опыта известно, что царь, несмотря на все расходы по устройству армии и флота и всевозможные сооружения и постройки, никогда не был в необходимости прибегать к займам, но всякий раз находил для исполнения своих предприятий новые вспомогательные средства в своем государстве” (Вебер Х. Ф. Записки Вебера о Петре Великом и его преобразованиях. - Русский архив, 1872, вып. 6, стб. 1109-1110). Фельдмаршал Б. К. Миних сообщает, что в октябре 1721 г. Петр I сказал ему: он “окончил войну, которая продолжалась с лишком двадцать лет, не сделав долгов” (Миних Б. К. Записки графа Миниха. СПб., 1874, с. 16). Н. Бржеский отмечает: “Петр I не прибегал к внешним займам. Несмотря на то, что удачная война с могущественной тогда Швецией, обратившая на Россию внимание всей Европы, а равно и популярность, которою пользовался Петр Великий в Голландии, вероятно, дали бы ему возможность воспользоваться кредитом в этой богатейшей в те времена стране, - он не решался на это” (Бржеский Н. Государственные долги России..., с. 127). Как считает Н. Г. Устрялов, “Петр был так распорядителен, что только в начале войны шведской прибегал к займам в Голландии...” (Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого, т. 2. СПб., 1858, c. 91).

113. Не вполне ясно, имеет ли в виду автор открытые к тому времени залежи руд или уже собственно металлургическое производство. В 1700-1711 под руководством Рудокопного приказа было обнаружено больше количество месторождений. Помимо залежей железных руд, открытых в Верхотурском уезде на реках Тагил и Нейва еще в конце XVII в., в 1703 г. была разыскана магнитная руда в низовьях р. Чусовой и т.д. (Данилевский В. В. Русская техника. Л., 1948, с. 37, 38; Очерки истории СССР... Россия в первой четверти XVII века..., с. 697). К 1711 г. в стране действовало свыше 30 казенных и частных черных металлургических и металлообрабатывающих предприятий, из них около половины было основано до Петра. Казенное чугунолитейное производство на Урале началось в конце 1701 г. (Невьянский завод, в 1702 г. переданный Н. Демидову), чуть позже вступила в строй домна Каменского завода; уже в 1702 г. на Урале было отлито свыше 300 орудий. В последующие два года начали работать Алапаевский и Уктусский заводы (Заозерская Е. И. Список мануфактур, возникших при Петре I. - Исторические записки, т. 19, 1946, с. 260-261, 262-264; Рубцов Н. Н. История литейного производства в СССР, ч. I. М., 1947, с. 61, 69; Данилевский В. В. Русская техника, с. 38).

114. Медная руда была обнаружена в 1697 г. в Казанском и в 1699 г. в Кунгурском уездах, в 1702 г. открыто Гумешевское месторождение, а в следующем - залежи на восточном склоне Урала, где затем устроили Шиловский рудник. Все находки осуществлены местными крестьянами (Данилевский В. В. Русская техника, с. 40-41, 42). Медных заводов к 1711 г. было несколько: Казанский на р. Вятка, два олонецких завода - один в Фоймогубской волости и Кончезерский (все основаны в конце XVII - начале ХVШ в.); в 1704 г. был основан Уктусский завод в Тобольском уезде на р. Уктус и около 1711 г. - два Кунгурских завода. В 1690-е гг. начал работать также казенный Саралинский медеплавильный завод на притоке Камы Сарале близ Елабуги. Наконец, в первом десятилетии ХVШ в. устроили маленькую медеплавильню в Пустозерском крае на р. Цыльма. Однако там выплавили лишь 3 пуда меди, и “за умалением руд рудные мастера до указа сведены” (Любомиров П. Г. Очерки по истории русской промышленности. ХVП, XVIII и начало XIX в. М., 1947, с. 334, 335, 336; Заозерская Е. И. Список..., с. 266; Данилевский В. В. Русская техника, с. 34).

115. Серу добывали с начала ХVШ в. близ Сергиевска на р. Сок (левый приток Волги); в 1709 г. открыли залежи превосходной серы в Девичьих горах под Самарой. До 1711 г. возникло серное производство Д. Варламова в г. Касимове (Заозерская Е. И. Список..., с. 268, 269). Вероятно, эти месторождения и заводы и имеет в виду автор, говоря о Казани и “граничащих с Сибирью горах”. В самой Казани также находился пороховой завод, куда свозили серу и селитру, но первые упоминания о нем относятся к 1718 г. (Лукьянов П. М. Производство пороха в России в первой четверти ХVШ в. - В кн.: Полтава..., с. 203). Однако П. М. Лукьянов убежден в том, что на протяжении всей первой четверти ХVШ в. много серы доставлялось из-за рубежа (Лукьянов П. М. Роль Петра Великого в организации химического производства в России, - Вопросы истории, 1947, № 6, с. 84).

116. Ч. Уитворт мог иметь в виду Путивльский селитренный завод на р. Сейм, основанный в начале ХVIII в. и с 1704 г, находившийся в частных руках. Селитренное дело к тому времени должно было существовать еще на нескольких предприятиях: в 1709 г. был основан частный завод Молоствова под Симбирском, до 1709 г, - завод без названия близ Астрахани, в 1710 г. - казенный Самарский. Значительные количества селитры производились на Левобережной Украине; эта селитра продавалась на русские артиллерийские заводы: везли в Москву “из малороссийских и великорусских городов” (Кафенгауз Б. Б. Экономические связи Украины и России в конце ХVП - начале ХVШ столетия. - В кн.: Воссоединение Украины с Россией. 1654-1954. M., I954, с. 424, 426, сн.1, 428; Заозерская Е. И. Список..., с. 268, 269; Лукьянов П. М. Производство пороха в России..., c. 201, 204).

117. Речь может идти о поездке рудного мастера (“эрц-пробирера”) Ивана (Иоганна) Блиера (Блиэра, Блюэра) на р. Кундрюг (Кундрючья) для проверки сведений, согласно которым там якобы были обнаружены залежи серебряной руды (Любомиров П. Г. Очерки..., с. 348). В специальной работе об упомянутом рудном мастере сказано: “С 1705 по 1719 объезжал он земли Азовскую, Астраханскую и Черкасскую, где производил разыскания, которыми однако ж ничего важного открыто не было” (Биографическое известие о члене Берг-коллегии Блюэре. - Горный журнал, 1828, кн. 6, с. 101).

Имеются, однако, сведения от 1709 г. о другом специалисте. 26 января Петр писал Ф. М. Апраксину в Воронеж: “Офицера, которой рудные дела знает, отправляю при сем” (П и Б, т. 9, вып.1, № 3019, с. 53). 31 января генерал-адмирал отвечал царю: “Капитана, присланного с Яном греком, в Азов отправлю немедленно” (там же, вып. 2, прим. к № 3019, с. 635). И. А. Толстой 17 июня сообщал Петру, что “капитан Шток, которой ездил в степь искать руды, приехал в Троицкой сего июня 14-го дня и руды с собою привез...” (там же, прим. к № 3332, с. 1125), а 28 июля: “Для искания руды посылан господин капитан Шток в степь, в розные места; и в которых местех какую руду и краски сыскал, и по пробе ис которой руды явилось серебро и краски, и где оные руды взяты, и тому обрасцы и местам чертеж послал я, раб твой, к вашему величеству с ним, Штоком, июля в 28 день и о всем подлинно велел ему донесть словесно” (там же, с. 1126).

118. См. список русской армии в донесении Ч. Уитворта от 17 сентября 1708 г. (Сб. РИО, т. 50, с. 70-78). По предположению Я. Н. Милюкова, приведенный в публикуемой книге расчет составлен дипломатом по этому списку (Милюков П. Н. Государственное хозяйство России..., с. 177, сн. 1). Однако расчет сделан позже: в нем уже отдельно указаны 3 полка конных гренадер, сформированных в 1709 г. (См.: Соловьев Н. И. Исторические очерки устройства и довольствия русских регулярных войск в первой половине ХVШ стол. (1700-1761). Вып. I. Организация войск. Расходы на армию. Денежное довольствие. Вещевое довольствие. Формы обмундирования и снаряжения. СПб., 1900, с. 22). Ср.: “Штаты кавалерийских и пехотных полков, с показанием расположения оных по губерниям” (ПСЗ, т. IV, № 2319, с. 618-621).

По Л. Г. Бескровному, в 1708-1710 гг. русская армия имела: 2 гвардейских полка, 47 пехотных, 5 гренадерских, 33 кавалерийских и 1 артиллерийский (Бескровный Л. Г. Стратегия и тактика русской армии в Полтавский период Северной войны. - В кн.: Полтава..., с. 23).

Под “первым гвардейским” Ч. Уитворт имеет в виду Преображенский полк, с 1698 г. насчитывавший 16 фузилерных рот (а не 24), не считая гренадерской и бомбардирской, и в нем было 2.400 чел. (с 1706 г. роту составляли 150 чел.) 5 полков по 1800 чел. - это гвардейский Семеновский, а также Московский, Ингерманландский, Киевский и Нарвский полки, имевшие по 12 (а не по 18) фузилерных рот. Остальные пехотные полки насчитывали с 1704 г. по 8 рот фузилеров общей численностью 1.200 чел. Судя по тому, что численность полков автор указывает верно, а в числе рот последовательно ошибается на одну треть, можно уверенно предположить, что он полагал численность фузилерной роты в 100 чел. Гренадерские роты в 1708 г. были сведены в четыре отдельных полка, однако к 1710 г. по-прежнему находились на довольствии в своих прежних полках (Соловьев Н. И. Исторические очерки..., т. II, 12, 15).

На 1708 г. в русской полевой армии было 34 драгунских полка (по штатам 1711 г. - тоже 34 плюс 1 эскадрон); конные гренадеры, сведенные в особые полки, также продолжали получать довольствие в прежних полках. До 1711г. дpaгyнский полк состоял из 10 фузилерных рот (не считая гренадерской), как верно сообщил Ч. Уитворт (Соловьев Н. И. Исторические очерки..., с. 22-23, 27). Н. И. Соловьев отметил, что состав драгунских полков, сформированных в начале ХVIII в., неизвестен, за исключением двух самых первых (Шневенца и Тулица), которые были созданы в 1700 г. и имели 800 и 996 чел. соответственно; их роты, таким образом, состояли из 80 и 100 чел. (там же, с. 29). По Ч. Уитворту, во всех драгунских полках было по 1000 чел., т. е. по 100 в роте. Столько же и по штатам 1711 г. (см.: ПCЗ, т. IV, № 2319, с. 590-627 и в кн.: ВИМ-I, Приложения, № 21, с. 40-41; № 22, с. 44-45; см. также: “Табель пехотным полкам, которые ныне обретаются в полевой армии и в Ингрии...” и “Ведомость, что в кавалерии полков...” от 2 февраля 1711 г. (там же, № 363, с. 283-285).

119. “Первое понятие о размерах жалованья дают штаты 1711 г.”, - пишет в указанном труде Н. И. Соловьев (с. 99). По штатам 1711 г. рядовому пехотинцу и артиллеристу полагалось 10 руб. 98 коп., рядовому драгуну - 11 руб. в месяц (там же, с. 123). По указу “о приеме в службу в солдаты из всяких вольных людей” от 8 ноября 1699 г. было обещано годовое жалованье в размере 11 руб. деньгами и кроме того “хлебные и кормовые запасы и вино наравне с солдатами Преображенского и Семеновского полков” (Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в ХVШ веке. (Очерки). М., 1958, с. 22).

120. Не совсем точно: 3 х 15,60 = 46,80.

121. Приводимые Ч. Уитвортом цифры окладов могут быть сравнены с окладами, положенными по штатам 1711 г. (см.: Соловьев Н. И. Исторические очерки..., с. 122-123). Цифры окладов, относящиеся ко времени до и непосредственно после 1711 г. приводит также шведский военнопленный Д. Ю. Эренмальм в своей рукописи “Состояние России при Петре I” (1714 г.) (Ehrenmalm L. J. Rysslands tillstand under Peter I. - Uppsala universitetsbibliotek, H 195, s. 190-191). Сведения об окладах в Преображенском полку до 1711 г. имеются в статье: Учреждение Преображенского полка. - Военный сборник, 1900, № 10, с. 234, 236; см. также: Роспись жалованья пехотным и драгунским полкам. 17 августа 1706 г. - Письма и бумаги императора Петра Великого, т. 4, № 1326, с. 341-346.

122. Ч. Уитворт не разобрался в русских мерах сыпучих тел; не случайно в подстрочном примечании (принадлежащем, без сомнения издателю, который под “оригиналом” имеет в виду рукопись дипломата) указано, что русская “бочка” не равна английскому “тану” (“tun” означает и “бочка”, и меру сыпучих тел, равную 1.031 л). Кадь, называемая иногда также бочкой, к началу ХVШ в. давно уже вышла из употребления, да и объем ее слишком велик (Каменцева Е. И., Устюгов Н. В. Русская метрология. М., 1975, с. 56, 102). В данной связи отметим слова B. Л. Долгорукого из его письма к Г. И. Головкину от 5 октября 1709 г.: “А бочка руской меры четвериков з десять” (П и Б, т.9, вып. 2, прим. к № 3285, с. 1042). Могут также представлять интерес слова Ф. М. Апраксина в письме к А. В. Кикину от 12 августа 1714 г., где речь идет о раскладке провианта для морского флота: “И чтоб оное все, кроме мяса и вина, положить в бочках и бочки делать одной меры, чтоб вмещалось по 15 пуд на вывес...” (МИРФ-3, отд. III, № 9, с. 387). Однако и такая бочка слишком велика.

Порционы не были строго регламентированы, их размеры колебались, особенно до 1711 г. А. З. Мышлаевский привел сведения о порционах по разным годам и в ходе различных кампаний, отметив, что “размер дач продовольствия менялся сообразно с обстоятельствами” (Мышлаевский А. З. Предисловие. - В кн.: ВИМ-5, с. ХХХП). А. З. Мышлаевский опубликовал также подробные сведения о порционах, полагавшихся гвардейским чинам от подполковника до солдата (“Копия с указу, каков прислан от господина генерала и кавалера фелтъмаршала Шереметева в прошлом 1709 году в Шавли, по колику каким персонам от гвардии иметь мунт-порцион и рационов”). Согласно этому документу, в частности, полагалось “с каждой порции иметь на день” хлеба - 2 фунта, мяса - 2 фунта, круп - 1 кварту, гороху на четверых человек - 1 гарнец (ВИМ-5, Приложения, № 52, с. 419). В пересчете на месяц получаем 1 1/3 четверика хлеба, 60 фунтов мяса, 2 четверика круп и 1 четверик гороху. По штатам 1711 г. рядовому полагалось “хлебного полосмины муки и четверик круп в месяц” (Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в ХVШ веке, с. 114). Тогда, воспользовавшись подсчетами А. Л. Шапиро, считающего в четвертном куле 9 пудов муки, в четверти 9 пудов гороха или круп, а также 10 пудов пшеницы, 9 пудов ржи, 6 пудов овса, 8 пудов ячменя (Шапиро А. Л. О роли Петербурга в развитии всероссийского рынка в ХМШ - первой половине XIX в. - В кн.: Города феодальной России. М., 1966, с. 387, сн. 4), получаем, что “восьмая часть бочки гороха или овсяной крупы” - это явно восьмая часть четверти, то есть четверик. Упомянутая же “бочка” хлеба в месяц не соответствует какой-либо русской мере - получается 2 четверика, то есть половина осьмины.

123. В цитированной выше “Копии с указу ... фелтъмаршала Шереметева” от 1709 г. суточный рацион лошади составлял 15 фунтов сена и 3 гарнца овса (ВИМ-5, № 52, с. 420), то есть соответственно 6,15 кг и 3/8 четверика, а в месяц - приблизительно 11,5 пудов сена и 1,5 четверти овса. (Четверть овса весит 6 пудов). По Воинскому уставу 1716 г. “дача лошади составляла в месяц одну четверть овса и 15 пудов сена” (Соловьев Н. И. Исторические очерки..., c. 118). Таким образом, в день полагалось 8,14 кг сена. Английский фунт равен 453, 59 г; при пересчете дневного рациона сена (18 фунтов) получаем примерно 8,16 кг.

124. Правильность сведений Ч. Уитворта о численности и размещении гарнизонных полков подтверждает П. Н. Милюков (Государственное хозяйство России..., с. 184, сн.1).

125. Явная описка: должно быть: “девяносто полков пехоты и драгун”.

126. Путаница в цифрах. Ч. Уитворт писал в Лондон 3 августа 1709 г.: “Что же касается до пленных солдат, из них две или три тысячи немцев поступили на царскую службу” (Сб. РИО, т. 50, с. 224); 1 сентября: “До меня дошли слухи, будто около шести тысяч пленных шведов и немцев поступили на царскую службу ... Они будут распределены по различным гарнизонам: в Азов, Астрахань и т.д. ... (там же, с. 244); 24 ноября: “Рассказывают также всюду, будто поступившие на русскую службу остатки немецких полков бунтовали на пути в Астрахань...” (там же, с. 277); 12 января 1710 г.: “Многие из шведских пленных отправлены в Казань и прилежащие города” (там же, с. 302).

В “Письмах и бумагах Петра Великого” имеется об этом следующие сведения. В доношении Б. П. Шереметева от 17 июля 1709 г.: “Афицеры от полону швецкого, которые в службе себя быть обещали, желают, чтоб не по большому числу дать денег; также и рядовые. А их ныне афицеров 39, ундер-афицеров и рядовых 2.545”. Петр положил резолюцию: “Дать афицером на месяц, а салдатам по рублю и отпустить в Казань” (П и Б, т. 9, вып.1, № 3323, с. 297). 27 сентября 1709 г. М. П. Гагарин писал Петру из Москвы: “Которые, государь, шведы похотели в службу к вашему величеству и присланы з господином Шаховским, и тех по письму господина фелтьмаршала Шереметева послал в Казань” (там же, вып. 2, прим. к № 3390, с.1203). Имеется также упоминание о ведомости 3929 пленных, принятых в “Петербургские полки” (там же, прим. к № 3334, с.1128).

127. См. прим. 18.

128. См. также сведения о состоянии и численности русской армии в донесениях Ч. Уитворта от 30 января, 14 марта, 13 июня 1705 г., 12 мая, 17 сентября 1708 г. (Сб. РИО, т. 39, с. 19, 52-55; т. 50, с. 11, 63-64).

129. По штатам 1711 г. оклады в гарнизонных войсках были установлены на треть ниже, чем в полевой армии, и составляли для гарнизонной пехоты 1 и 2 разрядов в год: полковнику - 200 руб., подполковнику - 100, майору - 93 руб. 11 1/2 коп., капитану - 66 руб. 67 1/2 коп., поручику - 53 руб. 34 1/2 коп. (ПСЗ, т. IV, № 2319, с. 608-614; Соловьев Н. И. Исторические очерки..., с. 100, 123). Приводимые Ч. Уитвортом цифры дают в пересчете на год значительно более высокие оклады.

130. Сукно для обмундирования в то время было почти исключительно английское или прусское, потому и указана “исходная цена сукна в Англии”.

По правилам от 9 февраля 1720 г. рядовому кавалеристу и пехотинцу отпускалось сукна: на епанчу - 4 аршина 10 вершков плюс 2 вершка на верхний воротник; на кафтан - 3 аршина 7 вершков и 5 вершков на воротник, обшлага и оторочку петель; всего 8 аршин 8 вершков (Висковатов А. В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Ч. II, тетрадь 2, СПб., 1841, с. 59-67; Соловьев Н. И. Исторические очерки..., с. 127-128, с неточностями). Сукно стоило 67 3/8 коп. аршин. Шесть ярдов соответствуют приблизительно 7,7 аршинам. Однако помимо сукна на кафтан отпускалось 3 1/2 аршина каразеи на подбой. Тогда сумма (7 аршин 4 вершка) будет близка к цифре Ч. Уитворта (см.: Висковатов А. В. Историческое описание.., ч. II, тетрадь 2, с. 59-67). Английский автор сообщил здесь о верхней одежде драгун, однако различия в обмундировании кавалеристов и пехотинцев в ту пору не было, оно состояло “из тех же предметов, того же покроя я цвета” (там же, с. 45).

131. Английское “boots” может означать и “башмаки” и “сапоги”. Цена на сапоги, приведенная в книге, совпадает с ценой, установленной правилами 1720 г., однако на это, как будет показано ниже (прим. 135), ориентироваться нельзя. Сапоги полагались “для походного времени, караулов и т.п.”. Драгуны носили сапоги в конном строю, а в пешем, как и пехота, - башмаки (Висковатов А. В. Историческое описание..., ч. II, тетрадь I, с. 22-23).

132. С конца ХVII в. на вооружении русской армии были фузеи (семилинейные гладкоствольные ружья со слегка изогнутым прикладом), заменившие мушкеты (Висковатов А. В. Историческое описание..., ч. II, тетрадь I, с. 24-26). По табелям 1711 г. “фузея с погоны” стоила 2 руб., только фузея - 1 руб. (ПСЗ, СПб., 1830, т. IV, № 2319, с. 594, 600, 603, 605, 609, 610; ВИМ-I, Приложения, № 21, с. 39, 41; № 22, с. 43, 45).

133. До 1711 г. вооружение драгун было весьма разнообразно: в одно и то же время, в одном и том же полку находились и сабли, и шпаги, и палаши (Висковатов А. В. Историческое описание..., ч. II, тетрадь 2, с. 46 и прим. 43 на с. ХVI). По табелям 1711 г. палаш и шпага стоили одинаково - 1 руб. или 1 руб. 20 коп. (ПСЗ, т. IV, № 2319, с. 594, 600, 605, 607, 614; ВИМ-1, Приложения, № 23, с. 50, 52). Однажды указана цена 60 коп. (ПСЗ, т. 4, № 2319, с. 609).

134. См. в донесении Ч. Уитворта от 14 марта 1705 г.: “Русские начали также выделывать мушкеты и пистолеты, добыв несколько оружейников из Берга, из владений курфирста пфальцского; эти мастера изготовили оружие для многих полков, но виденные мною образчики их работы очень неудовлетворительны. Со временем, впрочем, оружейное дело здесь, вероятно, усовершенствуется” (Сб. РИО, т. 39, с. 56). По табелям 1711 г. пара пистолетов стоила 3 руб. (ПСЗ, т. IV, № 2319, с. 594, 600, 603, 605, 610, 614; ВИМ-I, Приложения, № 21, с. 39, 41; № 22, с. 43, 45); однажды указана цена 1 руб.50 коп. (ПСЗ, т. IV, № 2319, с. 609).

135. Наиболее ранние известные цены на мундирные вещи, приводимые специально исследовавшим этот вопрос Н. И. Соловьевым, взяты из табели 1720 г. и были следующими: шляпа стоила 21 коп., пара башмаков - 43 коп., пара сапог - 80 коп. Из той же табели следует, что кафтан и епанчу выдавали на 3 года, камзол и штаны - на 6, сапоги и башмаки - на 1, шляпы - на 2 (Соловьев Н. И. Исторические очерки..., с. 127-128).

У рядовых драгун на мундир вычитали 6 руб. (т.е. по 1,64 коп. в день), у пехотинца полевой армии - 5 руб.32 коп. (т.е. по 1,46 коп. в день) (там же, с. 128-129).

136. 30 января 1705 г. Ч. Уитворт сообщал в Лондон: “Мне говорили, что у царя нет регулярной кавалерии, так как мелкая порода русских лошадей не пригодна для кирасир и вообще для кавалеристов” (Сб. РИО, т. 39, с. 19). К 14 марта дипломат уже располагал такими сведениями о русской коннице: “Я имел уже честь сообщить вам что здесь негде добыть рослых и сильных лошадей, потому в царской армии собственно кавалерии нет, зато государь в последнее время сформировал 16 драгунских полков, преимущественно из дворян и землевладельцев, которые обязаны отправлять службу как простые солдаты, но на собственный счет. Они ездят на легких татарских лошадях и выдержали несколько удачных стычек с шведскими отрядами в Лифляндии, но сомнительно, чтобы в правильном бою они могли устоять против шведских кирасир, которые имеют значительное преимущество перед ними, так как снабжены и лучшими лошадьми, и лучшим оружием.

Что касается казаков, они несколько похожи на имперских гусар и скорее пригодны для секретов и перестрелок, чем для правильных военных действий. Из них одни вооружены коротенькими ржавыми ружьями, другие - луками и стрелами. Они обязаны являться на службу по призыву царя и в том количестве, в каком царь сочтет нужным созвать их” (Сб. РИО, т. 39, с. 55-56).

137. По данным Л. Г. Бескровного, в 1713 г., 18 русских крепостей имели 3.486 пушек, 492, мортиры, 37 гаубиц и 213 орудий других калибров (Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в ХVШ веке, с. 49).

В Москве на Пушечном дворе на р. Неглинной с 1700 по 1708 г. было отлито 1.000 медных орудий (Бранденбург H. Е. Материалы для истории артиллерийского управления в России. Приказ артиллерии. (1701-1720 г.) СПб., 1876, с. 159). Таблица перепечатана в кн.: Рубцов Н. Н. История литейного производства в СССР, ч. 1, с. 250. О русской артиллерии см. также в донесениях Ч. Уитворта от 14 марта 1705 г. и 10 марта 1708 г. (Сб. РИО, т. 39, с. 56-57, 464).

138. К 1709 г. пехотный полк русской армии обычно имел на вооружения по две 3-фунтовые пушки и четыре мортиры; кавалерийский полк - две 3-фунтовые пушки и четыре мортиры и гаубицы (Бескровный Л. Г. Стратегия и тактика русской армии..., с. 24; Колосов Е. Е. Артиллерия в Полтавском сражении. - Там же, с. 96).

139. “Сибирским железом” называли продукцию уральских металлургических заводов, см. прим. 105.

140. Имеется в виду бомбардирская рота гвардейского Преображенского полка.

141. К 1710-1711 г. в России действовало 8 частных и казенных пороховых предприятий: “Верхняя мельница” на р. Яузе в Москве, находившаяся в аренде у купца Р. Мейера; неподалеку располагалась “Нижняя мельница”, с 1704 г. переданная казной в аренду Ф. Аникиеву. Двумя предприятиями по изготовлению пороха (на р. Клязьме под Москвой) владел А. Стейлс. Работали также заводы Е. Избранта в Московском уезде и Г. Бельского в Москве. В столице либо близ нее находились еще два предприятия, основанные в 1702 г., - одно В. Селивестрова и М. Марыкаева, другое - Д. Нарыкова (Лукьянов Л. М. Производство пороха в России..., с. 203 , Заозерская Е. И. Список..., с. 261, 268-269. См. об этом также развернутый комментарий в кн.: П и Б, т. 9, вып. 2, прим, к № 3355, с. 1156-1158). См. также прим. 115 и 116.

142. Вероятно, автор имеет в виду начало создания “потешной флотилии” на Плещеевом озере, первый корабль которой был спущен в 1692 г.

143. Речь идет о подготовке ко Второму Азовскому походу Петра, когда в с. Преображенском было построено 23 галеры (по образцу двухмачтовой 16-баночной галеры, известной под названием Лефортовой и доставленной через Архангельск и Вологду в начале 1696 г.) Ранней весной 1696 г. галеры в разобранном виде перевезли обозом в Воронеж, где собрали и со 2 апреля спускали на воду. Приготовленные таким образом 23 галеры и 4 брандера приняли активное участие во взятии Азова (Елагин С. И. История русского флота. Период Азовский, с. 27, 30, сн. 49, с.31, 35; Веселаго Ф. Ф. Очерк русской морской истории. Ч. I. СПб., 1875, с. 85, 87-88; Ларионов А. Л. Русский галерный флот. - Судостроение, 1972, № 6, с. 74).

144. Иноземные мастера собрались в Москве к августу 1697 г. (около 70 человек, в том числе 12 или 13 из Beнеции) (Сборник документов, относящихся к истории царствования императора Петра Великого, т. I, 1693-1700. Сост. Е. Ф. Шмурло. Юрьев, [1703], прим. 512, с. 696; Елагин С. И. История..., с. 59-60).

145. См. прим. 25. Речь идет о создании “кумпанств”, но, как отметил П. Н. Милюков, “цифра 84 не соответствует ни числу кумпанств (35), ни числу построенных ими судов (77 1/2)” (Милюков П. Н. Государственное хозяйство России..., с. 274, сн. I).

146. Каждое кумпанство нанимало и оплачивало корабельного мастера, подмастерьев, плотников, кузнецов, резчика, столяра, живописца, переводчиков и т.д. вплоть до лекаря (Елагин С. И. История..., с. 57).

О результатах строительства кораблей из сырого леса см., напр., в письме Петра Ф. М. Апраксину от 15 сентября 1706 г.: “В кораблях Наевых гниль явилась, и то зело дивно, отчего; однако ж, как мы возмогли разсудить, болше всего, что не вовремя леса с соком рублены и к тому уже прочия причины...” (Тетрати записные..., с. 202).

147. Список (очень неполный) нанятых в 1698 г. в Англии специалистов опубликован в кн.: Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого, т. 3. СПб., 1858. Приложение VIII. Ведомости и списки, № 6-7, с. 581-582. Есть сведения, что Петр нанял тогда в Англии, в частности, 20 корабельных плотников, 2 резчиков, 2 якорных мастеров, 2 кузнецов (Афанасьев А. Государственное хозяйство при Петре Великом. - Современник, 1847, т. 4, июль, с. 7).

148. Эти сведения, несомненно, заимствованы у К. И. Крюйса (Крюйс К. И. Розыскания о Доне... – Отечественные записки, 1824, ч. 19, № 53, с. 315). Данные С. И. Елагина и Ф. Ф. Веселаго не совпадают с ними по месту и времени постройки и по числу фрегатов, построенных голландцами (см.: Елагин С. И. Список судов Азовского флота. 1696-1712 (далее - Елагин С. И. Список...) - В кн.: Елагин С. И. История..., с. 16-17, 22-23, 32-35; Веселаго Ф. Ф. Список русских военных судов с 1668 по 1860 год (далее - Веселаго Ф. Ф. Список...) СПб., 1872, с. 448-449).

149. Имеется в виду адмиралтейский двор в Воронеже, строительство и заведование которым Петр в декабре 1696 г. поручил А. П. Протасьеву, назначенному на должность адмиралтейца; А. П. Протасьев с 1696 г. управлял Володимерским судным приказом, куда поступили дела о создании кумпанств.

150. О весьма значительных трудностях со спуском построенных судов на воду см.: Елагин С.И. История..., с.171-172.

151. Ч. Уитворт говорит об осуществлении способа, предложенного Дж. Перри, с помощью шлюзов ремонтировать корабли на суше без килевания. В 1702 г. шлюзы были сделаны и в августе, действительно, как сообщал в письмах Ф. М. Апраксин царю, было “кораблей поставлено на блоки наземь 15” (Елагин С. И. История... Приложения (далее -Елагин С. И. Приложения), ч. 2, СПб., 1864, приложение IV, № 117, с. 18).

152. Новое адмиралтейство строили в трех верстах выше устья р. Тавровки, впадающей в р. Воронеж. В апреле 1711 г. Петр упрекал Ф. М. Апраксина в неудачном выборе места для верфи (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, Прил. IV, № 248, с. 113). Однако из письма С. Л. Владиславича-Рагузинского к Ф. М. Апраксину от того же числа следует, что место для крепости и верфи выбрал Ф. М. Скляев (там же, № 250, с. 114). Любопытно в связи с этим мнение самого Ф. М. Скляева, сообщавшего Петру: “Доковое дело зачалось путно, и место пред прежними дивное и от устья недалеко” (Елагин С. И. История..., с. 216).

153. Предполагалось сделать 11 доков; первые 5 начали строить в том же 1705 г. (Елагин С. И. История..., с. 216). В книге Ч. Уитворта дважды упоминается “поляк Анисей Микетович”, руководивший строительством доков. Нам не удалось найти такого специалиста в источниках и литературе. Между тем известно, что возведением этих сооружений в Таврове заведовал Анисим Якимович Маляров (Моляров, Моляр) (там же, с. 216), Он, однако, был русским, его отец, мастер лесопильного дела, жил в Лодейном Поле. А. Я. Маляров служил бомбардиром в Преображенском полку, участвовал в Великом посольстве 1697-1698 гг., затем обучался в Голландии устройству водяных мельниц, водоподъемных сооружений, насосов и т.д. и вернулся на родину в 1699 г. (Быховский И. А. Петровские корабелы. Д., 1982, с. 66). Даже если Ч. Уитворт (а точнее, его несомненные и главнейшие источники в том, что касалось воронежских корабельных дел, - К. Крюйс и Дж. Перри) мог услышать имя и отчество “Анисим Якимович” как “Анисей Микетович”, то вое же неясно, почему Маляров назван поляком.

154. 4 80-пушечных корабля были заложены Р. Козенцем и О. Наем в Таврове не в 1708, а летом 1707 г,; царский приказ о закладке еще четырех, меньших, последовал в 1709 г. В мемории Петра от 18 июля 1709 г., отправленной С. А. Колычеву с Ф. М. Скляевым, сказано, в частности: “Нынешней осени надлежит заложить: Козенцу 2 корабля по 48 пушек, а Наю 1 корабль в 48 пушек, да другой однопалубный с 26 пушками, с фалканетом по указу, каков послан из Троицкого” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 189, с. 81). Все 4 корабля были заложены в октябре 1709 г. (Елагин С. И. Список…, с. 40-41; Веселаго Ф. Ф. Список..., с. 452-453). Корабль, названный в мемории 26-пушечным, в обоих списках показан как 24-пушечный, что совпадает с данными Ч. Уитворта. В мемории, несомненно, допущена ошибка: другие издания документа повторяют ее: “...а другой однопалубной с 26-ю пушками, с валканетом...” (Материалы военно-учетного архива..., стб. 27; П и Б, т. 9, вып. I, № 3331, с. 305. См. об этом также прим. 179).

155. Речь идет явно о кораблях в Воронеже. Петр в феврале 1709 г. прибыл туда, приказал негодные корабли разломать, а прочие, стоявшие на эллингах, проконопатить, наложить снятую для проветривания набора обшивку и вообще исправить настолько, чтобы их можно было провести в Тавров для его защиты (П и Б, т. 9, вып. I, № 3039, с. 76; Веселаго Ф. Ф. Очерк…, с. 134).

156. В устье р. Осереды Петр решил строить только небольшие корабли - до 48-пушечных, способные преодолеть мель в устьях Дона (П и Б, т. 9, вып. 2, прим. к № 3384, c. 1186-1187; Елагин С. И. История…, с. 223, 225). 18 июля 1709 г. из-под Полтавы, где Петр оставался некоторое время после решающей баталии со шведами, Ф. М .Скляев повез вместе с цитированной выше меморией в Воронеж письмо на имя С. А. Колычева; в письме говорилось, что в чертеже крепости на Осереде, “присланном от вас”, обнаружены “многие погрешения и ясно подписаны, того для тому подмастерью еще надлежит время к ученью, а не мастерской чин” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, с. 80, сн. 4) . В самой мемории: “Чертеж, которую фортификацию станут делать на Середе, прислать до царского величества, назнача все места верфу и прочему строению” (там же, № 198, с. 81). Таким образом, план крепости составлял не инженер, а некий подмастерье. Но 7 августа 1709 г. (вероятно, в ответ на это) С. А. Колычев отписывал царю: “По указу в. в. ездили мы с корабельным мастером Козенцом да с инженером Иваном Денгелем для осмотрения места на реку Середу, где быть корабельному верфу, и оное место осматривали, и как быть крепости и другой линии, где прилично быть дворовому поселению, оный инженер учинил чертеж например… которые чертежи посылаю при сем до в. в…” (там же, № 200, с. 81-82).

157. Подтверждается Ф. М. Апраксиным, 1 июня 1709 г. писавшим Петру из Москвы: “На Середе реке город (т.е. крепость. - Ю. Б.) делать ли, и буде делать, какими людьми? А без крепости никакого строения и заводов переводить немочно под опасением калмыков и казаков” (Елагин С. И. Приложения, ч.2, прил. IV, № 192, с. 78).

158. Согласно “Юрналам 1709 года”, плавание царя из Воронежа в Азов продолжалось с 9 по 21 апреля (Походные журналы Петра I 1709 года. СПб., 1854, с. 3, 4). У С. И. Елагина несколько иначе: Петр с несколькими скампавеями и двумя кораблями вышел из Воронежа 9 апреля и 22-го прибыл в Азов (Елагин С. И. История..., с. 222, 223). Действительно, Петр 9 апреля писал А. Д. Меншикову: “Я сего дни ... поеду в путь свой Доном...” (П и Б, т. 9, вып. 1, № 3152, с. 143); однако комментаторы 9 тома “Писем и бумаг” установили, что Петр задержался в Таврове, и плавание началось 10 апреля (там же, вып. 2, прим, к № 3152, с. 806). 22 апреля Петр писал Ф. М. Апраксину из Азова: “Мы сюда вчерашнего дня благополучно прибыли…” (там же, вып. 1, № 3167, с. 160; см. также № 3168, с. 161). Отметим неточность Ф. Ф. Веселаго, согласно которому плавание началось 4 апреля (Веселаго Ф. Ф. Очерк..., с. 134). 22 апреля как дату прибытия Петра в Азов указывает и П. Н. Крекшин (Крекшин П. Н. Краткое описание славных и достопамятных дел Петра Великого. - В кн.: Записки русских людей. СПб., 1838, с. 89). .

Упомянутыми двумя кораблями были спущенные в том же году 50-пушечная “Ластка” и 60-пушечная “Шпага” (Елагин. С. И. Список..., с. 36-37, 38-39).

159. Азов был взят русскими войсками в результате Второго Азовского похода 18 июля 1696 г.

160. В последние годы ХVП в. были построены два земляных укрепления: Алексеевский на левом берегу Дона, недалеко от Азова в напротив – Петровский, на Каланчинском острове.

161. Имеется в виду семифутовый бар в устьях Дона.

162. Работы по устройству гавани и крепости в Таганроге начались в 1698 г. в месте, выбранном самим Петром. См. рис. “Расположение Таганрога...” и “Проект крепости и предполагаемом к постройке гавани при Таганроге у Азовского моря” в кн.: Корб И. Г. Дневник путешествия в Московию (1698 и 1699 гг.) СПб., 1906, на вклейках между с. 292 и 293, 294 и 295. Описание Таганрогской гавани на 1702 г. см. в кн.: Елагин С. И. История..., с. 180; см. также копию с плана Таганрогской гавани 1704 г. в кн.: Веселаго Ф. Ф. Очерк..., литера Е. Н. М. Будтолаев опубликовал изображение конструкции Таганрогского мола, “План Таганрогского порта с показанием состояния строительства в 1705 г.” и схему конструкций оградительных сооружений Таганрогского порта, построенных в 1700-1711 гг. (Будтолаев Н. М. Строительство Таганрогского порта в 1697-1711 гг. - Известия АН СССР. Отделение технических наук, 1951, № 11, c. 1721, фиг. 1; 1727, фиг. 4; 1728, фиг. 5). Подробнее об устройстве Таганрогской гавани и крепости см. в кн.: Филевский П. П. История города Таганрога. М., 1898, с. 47-59, 62-66.

Упомянутый здесь Ч. Уитвортом термин “рисбанк” “Оксфордский словарь английского языка” толкует как искусственный вал, обложенный или укрепленный фашинами (The Oxford English Dictionary, Oxford, 1970, vol. 8, p. 707).

163. 4 мая Петр, прибыв в Таганрог, писал Ф. М. Апраксину: “Сие место, которое перед десятью летами пустое место видели... ныне с помощию божиею изрядный город купно с гаванью обрели (и хотя где долго хозяин не был и не все исправно, однакож есть что смотреть)” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 184, с. 73. Цитировано (с неточностями) в кн.: Елагин С. И. История..., с. 223; Веселаго Ф. Ф. Очерк..., с. 134). По сведениям указанных авторов, гавань за 12 лет мельче не стала, глубина воды оставалась прежней - до 10 футов. Однако для проводки больших кораблей она была недостаточной, поэтому Петр принял решение строить корабли на берегу гавани и по спуске выводить их на камелях (Елагин С. И. История..., с. 223, 225; Веселаго Ф. Ф. Очерк..., с. 134-135).

Пампус - мель при выходе из залива Эйсселмер у Западно-Фризских островов. См. в письме Б. И. Куракина Петру от 26 апреля 1715 г.: “Новопостроенные корабли токмо еще ныне на глубину перед город выведены и вскоре чрез Пампус выведены будут...” (МИРФ-I, № 1012, с. 613; см. также там же, № 1066, с. 640; № 1104, с. 658). Теоретик кораблестроения К. Аллард специально отмечал: “...корабли шире делаются, нежели четвертая часть долготы, ради того чтоб карабли удобнее на море могли строитца, болше ластов могли снесть и из Амстердама мелче через Пампус проводились...” (Алярд К. Новое галанское карабельное строение... М., 1709, с. 54). Это слово встречается также в донесении Ч. Уитворта из Москвы от 14 марта 1705 г.: “Though the Czar to remedy this in some measure, is making flood-boats, such as they use in Holland to heave the men of war over the pampos”. Русский переводчик донесения перевел фразу так: “Впрочем, царь, чтобы сколько-нибудь помочь беде, делает приспособления вроде тех, которые употребляются в Голландии для подъема военных судов на эллинги”. (Сб. РИО, т. 39, с. 59). Не поняв слова “pampos”, он передал его как “эллинги”. На самом же деле “to heave the men of war over the раmроs” означает: “перевести (или: перетащить) военные корабли через Пампус”. С. И. Елагин, первым опубликовавший цитируемый документ на русском языке, вовсе не перевел этого слова: “...подъемные суда, подобные тем, какие употребляются в Голландии для поднятия судов...” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 133, с. 36).

164. Неточность. Речь идет о верфях Лодейнопольской (которая называлась также Олонецкой) и Новоладожской. По-видимому, автора ввело в заблуждение сходное звучание топонимов.

165. Ошибка. Верфи находились на юго-восточном побережье Ладоги.

166. Автор, как можно думать, слышал не только об Адмиралтейской (основанной в ноябре 1704 г.) верфи. У А. И. Богданова указана “верфь в Кронверке, в которой более всякую починку разным судам делают” (Богданов А. И. Историческое, географическое и топографическое описание Санктпетербурга от начала заведения его, с 1703 по 1751 год. СПб. 1779, с. 70). В другом месте, при описании Кронверка, первый историограф Петербурга сообщает: “Верфь для починки небольших морских судов и некоторых вновь делания” (там же, с. 49). Н. И. Барбашев отметил (без ссылки на источник): “У Петропавловской крепости в Петербурге судостроение началось еще в 1703 г.; здесь были построены 13 бригантин” (Барбашев Н. И. Из истории морского судостроения в России в первой четверти ХVШ века. - Труды Института истории естествознания и техники, т. 21. М., 1959, с. 146). И. В. Богатырев недавно изучил деятельность этой верфи, где с лета 1703 г. действительно строили и ремонтировали малые суда - брандеры, шмаки, галеры, бригантины, скампавеи, струги. Позднее верфь получила наименование Кронверкской. Так, в феврале 1704 г. появился указ Петра о постройке в Петербурге 34 бригантин. 10 мая того же года А. Д. Меншиков письмом просил царя прибыть в Петербург и присутствовать при строительстве там яхты. В 1704-1705 гг. на Кронверкской верфи ремонтировались корабли ладожской постройки “Михаил Архангел” и “Штандарт”, а также фрегаты “Дефам”, “Триумф”, “Нарва”, оба “Фан-Саса”; шнявы “Мункер”, “Копорье”, “Ямбург” и другие. Верфь действовала всю первую четверть ХVШ в. и некоторое время после (Богатырев И. В. Первая верфь С.-Петербурга, - Судостроение, 1981, № 4, с. 60-62).

167. К 1710 г. Петербург был уже довольно значительным городом. Однако Ч. Уитворт тогда знал о нем только понаслышке и ограничился пересказом самых общих известных ему сведений, которые мы встречаем и в наиболее ранних сообщениях очевидцев (см.: Описание С.-Петербурга и Кроншлота в 1710-м и 1711-м годах. - Русская старина, 1882, т. 36, октябрь, с. 33-60; ноябрь, с. 293-312; см. также описание шведа Л. Ю. Эренмальма, опубликованное в статье: Беспятых Ю. Н. Страницы старинной рукописи. - Нева, 1932, № 5, с. 186-189). Любопытно сравнить слова Ч. Уитворта о привязанности царя к Петербургу с замечанием Л. Ю. Эренмальма: “Он (Петр. - Ю. Б.) также неоднократно говорил, целуя крест, что скорее потеряет половину своего государства, нежели Петербург” (там же, с. 189).

168. Земляная Петропавловская крепость была построена за 4 месяца в 1703 г. В 1706 г. началось возведение каменной крепости; по свидетельству Л. Ю. Эренмальма, в мае 1712 г. ее стены были уже готовы “более чем наполовину” (там же, с. 187),

169. Первое наводнение случилось уже в ночь с 19 на 20 августа 1703 г., второе и третье - в ночь с 4 на 5 октября 1705 г. и 9 сентября 1706 г. (очень большое, если учесть уровень города в то время: Нева поднялась на 251 см). Однако Ч. Уитворту еще не было известно о значительном наводнении 10 декабря 1710 г., очевидцами которого были датский посланник Ю. Юль и Л. Ю. Эренмальм (см.: Беспятых Ю. Н., Сухачев Н. Л. Первые в истории города. - Нева, 1985, № 3, с. 188-189).

170. Торговые транспортные суда строились на верфи Бажениных на р. Вавчуге. 6 торговых судов построил в 1700-1701 гг. по поручению Петра голландец, адмиралтейский комиссар Е. Избрант. Об их высоких качествах было известно иностранцам на русской службе, так как осенью 1701 г. спущенные на воду суда по заданию царя осмотрели “корабельщики разных государств” - англичанин А. Ротворт, гамбуржец Ф. Дайлар и голландец К. Байс. Мастера сделали официальное заключение, согласно которому “те купеческие корабли... сделаны тверды и к морскому водному хождению всем удойны, против иных их заморских кораблей, которые строят за морем в разных государствах…” (Елагин С. И. Примечания, с. 303). Первые три из этих судов вышли в море с товарами в 1704 г. (Морозов А. А. Родина Ломоносова. Архангельск, 1975, c. 171-172). В 1710-1711 гг. по заказу английского купца С. Гарцына в Холмогорах было построено 6 судов; еще 3 судна для С. Гарцына были опущены в 1714 г. (Репин Н. Н. Из истории торговых связей России со странами Западной Европы через Архангельск в первой четверти XVIII в. - В кн.: Сборник научных работ аспирантов исторического факультета МГУ. М., 1970, с. 213; см. об этом также: Репин Н. Н. Коммерческое судостроение в России в конце XVII - первой половине XVIII в. - Вопросы истории, 1973, № 1, с. 45-46).

В 1702 г. в Архангельске был построен 26-пушечныи Фрегат “Св. Илья”, заложенный Петром во время его третьей и последней поездки на Север. В 1708-1710 гг. голландский корабельный мастер Выбе Геренс построил на Соломбальской архангельской верфи 32-пушечные фрегаты “Св. Петр” и “Св. Павел”; все три фрегата в 1710 г. были отправлены на Балтийское море под командой капитана А. Рейса. “Св. Илья” разбился в 1712 г. на подходе к Риге (Дубравин А. И. Судостроение в годы Северной войны. - Судостроение, 1971, № 6, с. 65; Богатырев И. В. Корабельная Соломбала. - Там же, 1983, № 8, с. 53. См. также прим. 195 и с. 125 настоящего издания).

171. В 1701-1702 гг. в Казани построили 41 судно, главным образом грузовых шмаков (еще 7 шмаков в списке Ф. Ф. Веселаго показаны под 1712 г., но это опечатка, должен быть 1702 г. (см.: “Ведомость о судах, построенных в Казани, 1702 года”, - МИРФ-4, СПб., 1867, отдел IX, № I, с. 231-232). Кроме того, 39 шмаков тогда же построили близ Казани в Услоне на Волге, из которых 13 в 1706 г. отправили в Петербург (см. прим. 232).

172. Козенц, Козенс Ричард (Cosens Richard, 1674-1735), англичанин, принят на русскую службу в 1700 г. со званием корабельного мастера. Капитан-командор (с 1723). Работал в Воронеже, Таврове и на Осереде (до 1712), в петербургском Адмиралтействе (1712-1733), в Архангельске (1733-1735).

173. Най Осип, Джозеф (Nye Joseph), англичанин, на русской службе с 1698 г. со званием корабельного мастера. Капитан-командор (с 1723). Работал в Воронеже, Таврове, на Осереде (до 1712), на Ижорской (1712-1714), петербургской Адмиралтейской (1714-1737) верфях. В 1737 г. вернулся в Англию в преклонном возрасте.

174. 80-пушечный корабль, построенный Петром (совместно с Ф. М. Скляевым) - это “Старый Орел” (1701-1709), два 70-пушечных Р. Козенца – “Старый Дуб” (1701-1705, по списку Ф. Ф. Веселаго - совместно с Ф. М. Скляевым) и “Спящий Лев” (1701-1709). Два 70-пушечных и три 50-пушечных, указанные автором, это, несомненно, 60-пушечные “Сулица”, “Шпага” (оба - 1700-1709), “Скорпион” и “Цвет войны” (оба - 1704-1709), а также 56-58-пушечный “Черепаха” (1698-1701). Два 50-пушечных Петра - это “Ластка” (1703-1709, построенная совместно с Ф. М. Скляевым) и 58-пушечный “Гото Предестинация” (1698-1700). Все корабли построены в Воронеже (Елагин С. И. Список..., с. 36-39; Веселаго Ф. Ф. Список..., с. 448-452; см. также: Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 217, с. 96). Не удается определить, что за 16-пушечный корабль строился О. Наем. Но в “Юрналах 1709 года” есть упоминание: “Апреля 2-го дня спустили один корабль Наев новой да яхту” (Походные журналы Петра I 1709 года, с. 3).

175. См. прим. 172 и 173.

176. Термин “stocks”, встретившийся в донесении Ч. Уитворта от 20 июня 1705 г., С. И. Елагин дважды перевел как “стапели” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 139, с. 43, 44), В другом русском издании документа “12 of them were put оn the stocks last year” переведено: “из них двенадцать в прошлом году введено было в доки” - с явной натяжкой, так как “were put on...” - это “были поставлены на...”. В другой фразе: “There are now on the stocks ready to be launched...” термин “stocks” при переводе опущен: “В настоящее время готовы к спуску...” (Сб. РИО, т. 39, с. 130). Однако С. И. Елагин опубликовал также русский документ, предположительно отнесенный им к 1710 г., в котором указаны эти 4 80-пушечных корабля Р. Козенца и О. Ная как находившиеся в Таврове “в доках” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 217, с. 96). Между тем “Оксфордский словарь английского языка” предлагает следующее толкование термина: “Конструкция, поддерживающая корабль или судно в процессе строительства”. Там же приведена цитата из “Технического лексикона” Т. Хэрриса (1704 г.): “Так корабельные плотники называют деревянную раму и больше столбы, устроенные на берегу для строительства” различных судов (The Oxford English Dictionary, Oxford, 1970, vol. 10, p. 990). В русских источниках первой четверти ХVШ в. встречается термин “блоки” (более поздние термины “киль-блоки” и “стапель-блоки”), обозначавший конструкцию, на которой корабль строился либо ремонтировался в сухом доке, затем заполнявшемся водой.

177. В списке Ф. Ф. Веселого показаны 4 корабля по 80 пушек, заложенные в 1707 г., в графе “Имя строителя”, проставлены Р. Козенц и О. Най (с. 452-453). Эти корабли остались недостроенными.

178. См. прим. 154. По списку Ф. Ф. Веселаго, все 4 корабля были заложены в октябре 1709 г. (с. 452-453). Эти корабли также не были достроены, три из них разобрали в 1727 г.

179. В донесении С. А. Колычева царю (1710 г.): “На новозакладной же корабль, на котором поведено быть 24 пушкам, каким калибром приготовлять?”. И резолюция рукой Петра: “24-фунтовые” (Елагин С. И. Примечания, № 101, с. 319).

180. Касты - род камелей.

181. Но списку С. И. Елагина, в 1704 г. в Ступине на берегу находились четыре 44-пушечных корабля гостиных кумпанств, построенные венецианцами в 1697 г., - “Думкрахт”, “Струс”, “Камень” и “Слон” (с. 20-21).

182. “Ластка” и “Шпага”, весной 1709 г. пришедшие в Азов вслед за Петром (см. прим. 158). Кроме того, в июне 1710 г. в Азов был приведен на камелях корабль “Гото Предестинация” (Елагин С. И. Список..., с. 36-37). Именно эти три корабля после заключения мирного договора с Typцией 1711 г. Петр хотел перевести на Балтику (позднее вместо “Шпаги” думали отправить шнявы “Мункер” и “Лизет”, однако турецкие власти не дали такого разрешения (Елагин С.И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 264, с. 129; № 268, с.131).

183. “Безбоязнь”, “Благое начало”, “Сила”, “Отворенные врата”, “Цвет войны”, “Разженое железо” и, возможно, “Крепость”. Из названных кораблей в урочище Берды за солью ходил, по С. И. Елагину, только “Разженое железо” (Елагин С. И. Список..., с. 10-15, 18-19, 32-33). За солью из Таганрога в урочище Берды в 1704-1710 гг. ходили также “Еж”, “Меркурий” и “Св. Георгий” (там же, с. 8-9, 14-15, 32-33).

184. Единственный достроенный 80-пушечный корабль - “Старый Орел” имел длину 160 футов, ширину 42 фута и глубину интрюма 10 футов 3-6 дюймов. Размерения строившихся в Таврове с 1707 г. 80-пушечных кораблей (а именно о них здесь, несомненно, говорит Ч. Уитворт), остались неизвестными.

185. Из книги самого Дж. Перри следует, что записку с изложением этого способа он составил и показал английскому посланнику в бытность свою в Москве в 1706 г. (Перри Дж. Состояние России…, с. 11); тот 25 сентября сообщил о проекте в Лондон (см. донесение Ч. Уитворта в кн.: Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 157, с. 56-57).

186. 29 декабря 1708 г. К. Крюйс доносил: “Е. ц. в. флота... здесь во всякой готовности, состоящая в 12-и кораблях, 8-ми фрегатах, 8-ми галерах, 6-ти брандерах, 2-х бомбардирских кораблях...” (МИРФ-I, № 210, с. 148). 25 марта и 14 августа вице-адмирал вновь сообщал, что этот флот находится “во всякой готовности” (там же, № 213, с. 150; № 236, с. 165). Но уже спустя неделю (6 января 1709 г.) А. В. Кикин писал Петру: “Здешние фрегаты и шнявы, окроме “Думкрата”, “Олифанта” и “Лизетки” бомбардирскаго новаго галиота, и также старые бомбардирские галиоты и провиантския суды гораздо гнилы по самую воду...” (там же, № 252, с. 177; то же: П и Б, т. 9, вып. 2, прим, к № 3019, с. 634). И из “Мнения Крюйса о судах” (1710 г.) явствует: “Разсуждаю, что годны” только “Думкрат”, “Михаил Архангел”, “Иван-город” и “новый бомбардир-шип”, а прочие “все худы, токмо в надеянии, что могут служить” (перечислены “Олифант”, “Нарва”, “Кроншлот”, “Шлиссельбург” и “С.-Петербург”) (там же, № 286, с. 196-197). Таким образом, по состоянию на 1710 г. сведения Ч. Уитворта вполне согласуются с приведенными К. Крюйсом (последний добавляет только “новый бомбардир-шип”). См. об этом также с. 126-7 настоящего издания.

187. См. с. 123 настоящего издания.

188. Броун, Браун Ричард (Brown Richard, ум. в 1740), англичанин, на русской службе с 1705 г. со званием корабельного мастера. Капитан-командор (с 1723), обер-интендант (с 1733), Работал в Воронеже (до 1707), затем на Олонецкой (1707-1708), Новоладожской (1708-1710), петербургской Адмиралтейской (1710-1740) верфях.

189. См. с. 124 настоящего издания.

190. См. с.123 настоящего издания.

191. О строительстве и действиях русского военно-морского флота см. также в донесениях Ч. Уитворта от 14 марта, 20 июня 1705 г.; 6 марта 1706 г.; 26 марта, 20 апреля, 4 мая 1709 г.; 19 января, 23 марта 1710 г. (Сб. РИО, т. 39, с. 58-60, 130-131, 254; т. 50. с.152, 157, 169, 176, 307, 337-338).

192. См. “Роспись царского величества флота, как оный определен офицерами и прочими служителями в кампанию 1710 года” (МИРФ-I, № 287, с. 197-199). В документе указано число офицеров на каждом корабле, но нельзя определить, сколько было матросов, маринеров и пехотинцев, так как все они сведены в общую графу - “число пр[очих] чинов”.

193. Бэкем, Бекман, Бекгам Ян, Джон (Bekham John, ум. в 1711), англичанин, капитан-командор (с 1709). Весной 1698 г. прибыл в Архангельск в чине капитана на 20-пушечной яхте “Транспорт Рояль”, подаренной Петру английским королем Вильгельмом Ш Оранским. В 1699-1711 гг. управлял Азовским флотом (Общий морской список, ч. I. От основания флота до кончины Петра Великого. СПб., 1885, с. 38).

194. В 1704 г. офицеры Азовского флота были распределены по трем названным Ч. Уитвортом местам пребывания кораблей (Елагин С. И. История..., с. 207).

195. Речь должна идти о капитане А. Рейсе (он произведен в капитан-командоры только в конце 1712 г.) (Общий морской список, ч. I, с. 320), под командой которого три архангельских фрегата в июне 1710 г. были отправлены в Балтийское море и действовали как каперы (см.: Невежин А. В. Русский флот на Балтийском море (1710-1711 годы). -Морской сборник, 1871, № 11, с. 81-88; см. также прим. 170 и с. 124-5 настоящего издания).

196. Поскольку иностранные моряки до 1713 г. получали жалование в соответствии с контрактами, то оно было неодинаковым при одном и том же чине. Так, по “Списку морского флота офицеров и матрос 1704 года” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. V, № 33, с. 292-301), капитаны получали в месяц от 15 до 33 руб., поручики - от 9 руб. 23 алтын 3 денег до 16 руб., подпоручики - от 6 руб. 20 алтын до 11 руб., штурманы - от 8 руб. 23 алтын 2 денег до 14 руб. Если взять по высшим ставкам и приплюсовать к ним полагавшиеся кормовые деньги, то получим, что месячное жалованье составляло: у капитанов - 39 руб., у поручиков - 16 с полтиной, у подпоручиков - 14; кормовые деньги у штурманов не указаны. Таким образом, цифры Ч. Уитворта вполне соответствуют высшим ставкам вместе с кормовыми деньгами.

В том же документе указано жалование матросов – от 3 до 5 руб. (с кормовыми деньгами - от 4 руб. 26 алтын 4 денег до 5 руб. 26 алтын 4 денег). В “Сведениях о количестве жалованья морским служителям, 1709 г.”: “...матросам, которые на Воронеже у флота и в Азове, давать хлебнаго жалованья от провиантских дел против солдат воронежскаго полку...” (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 18, “щ”, с. 248). По сведениям Ф. Ф. Веселаго, не сославшегося на источник, в 1710 г. матросы, разделявшиеся на четыре статьи, получали 2, 1 1/2, 1 рубль и 1/2 рубля в месяц (то есть от 24 до 6 руб. в год) (Веселаго Ф. Ф. Очерк..., с. 429). См. также о “даче морским солдатам” в 1710 г. в П и Б, т. 10. М., 1956, № 3711, с. 122.

27 ноября 1706 г. царским указом иностранным морякам сверх годового жалованья назначалось добавочное в размере месячного (Веселаго Ф. Ф. Очерк..., с. 429).

Порция до 1716 г. не была строго установлена, см. об Азовском флоте в кн.: Веселаго Ф. Ф. Очерк..., с. 485. К Балтийскому флоту относится “Роспись Крюйса о припасах, необходимых для флота” (3 ноября 1704 г.). Согласно этому документу, нижним чинам на флоте полагалось “сухого хлеба по 30 фунтов, мяса по 16 фунтов на месяц ... круп по 6 фунтов, белого гороху по 6 фунтов...” (МИРФ-3, отд. Ш, № 2, с.382). 24 апреля 1706 г. в Казани была подготовлена “роспись провианта, по сколько доведется давать матросам человеку на месяц”: “45 фунтов сухарей ... 1 четверик овсяных круп ... 15 фунтов соленого и сушеного мяса...” (МИРФ-4, СПб., 1867, отд. IX, № 5, с.237). 9 марта 1716 г. был точно определен месячный порцион: сухарей - 1 пуд 20 фунтов, гороху - 10 фунтов, круп - 10 фунтов... мяса - 2 фунта (на неделю) и т.д. (МИРФ-3, отд. Ш, № 16, с.396).

197. Хэдли, Гадлей, Гардли, Гардлий Роберт (Hadley Robert), англичанин, на русской службе в должности корабельного подмастерья с 1704 г. В августе 1713 г. отправлен в Новую Ладогу (МИРФ-4, № 690, с.434; Материалы для истории Гангутской операции, вып.2, Пг., 1914, с.38. В “Общем морском списке”, ч.1, с.92 указано: “в августе 1710 г.”, но это опечатка). С 1718 г. - корабельный мастер, в июле 1723 г. произведен в капитаны I ранга (там же, с.92-93). Упомянут в “Истории российского флота...” Дж. Дена (с.7, 51) и в списке Ф. Т. Джейна “Британские и американские офицеры на русской службе или связанные с нею” в кн.: Jane F. Т. The Imperial Russian Navy: its Past, Present, and Future. London, 1899. Appendix C. British and American officers in or connected with the Russian service, p.720.

198. Дэвенпорт, Девенпорт, Давенпорт, Давеспорт Роберт (Davenport Rob[ert], yм. в 1735), англичанин, на русской службе с 1706 г. со званием корабельного подмастерья. Корабельный мастер (с 1718), капитан I ранга (с 1723) (Общий морской список, ч.1, с.123). В списке Ф. Т. Джейна упомянут как находившийся на русской службе с 1700 г. Упомянут также у Дж. Дена (с.7, 51, 80).

199. Китчен, Кичин, Фичин Фрэнсис, Франц (Kitchen Francis), англичанин, упоминается под 1700 г. как ученик (Елагин С. И. Приложения, ч.2, прил. V, № 14, с.219) и как подмастерье под 1713 (МИРФ-1, № 627, с.400) и под 1723 г. (МИРФ-3, отд. II, № 353, с.282).

200. Снелгроув, Стенграф, Шнель-Граф, Снель-гроф, Граф, Шлёнграф, граф Васильев, Вадзе-Дирикс Уильям, Вилим (Snelgrove W[illia]m), англичанин (в П и Б, т.9, вып. 2, прил. к № 3546, с. 1372 ошибочно - голландец). В 1703-1705 гг. построил 4 шнявы, шмак, буер на Олонецкой верфи и в 1705 г. 2 шнявы в Селицком рядке, в 1708-1711г. на Олонецкой верфи 50-пушечный корабль (без названия, совместно о Р. Бентом), в 1710 г. в Петербурге - 2 прама (Общий морской список, ч.1, с.116-117; Веселаго Ф.Ф.. Список…, с.8-9, 140-143, 242-243, 294-295; МИРФ-1, с.35, 42, 43, 50, 51, 52, 201, 202; МИРФ-3, с.244, 678, 679).

201. Подсчитано неверно, сумма должна быть 13.464.

202. Ошибка. Речь должна идти о выдающемся русском кораблестроителе Федосее Моисеевиче Скляеве (1672-1728). Участвовал в Великом посольстве 1697-1698 гг., затем учился корабельному делу в Венеция (1698-1699), работал на Воронежской (1701-1703), Олонецкой (1704-1705), петербургской Адмиралтейской (1705-1728) верфях. Участвовал в Полтавском сражении 1709 г. Корабельный мастер (с 1707), морской капитан (с 1709), капитан-командор (с 1723). Ч. Уитворт явно спутал Ф. М. Скляева о другим русским кораблестроителем - Федором Степановичем Салтыковым (ум. в 1715), до 1711 г. работавшим на Олонецкой и Новоладожской верфях.

203. Описка. Должно быть: Джозеф (Joseph).

204. Джонсон (или Джонстон), Джайсен, Жанстен Генри (Johnson Henry), англичанин. Упомянут как корабельный подмастерье под 1714 г. (МИРФ-3, отд. VI, № 48, с.706), 1716 г. (там же, № 54, с.709), 1723 г. (там же, отд. II, № 353, с.282) и 1726 г. (там же, отд. VI, № 78, с.726). Согласно списку Ф. Т. Джейна, он был “привезен из Дептфорда Петром Великим” (р. 720). Дважды упомянут Дж. Деном (“История российского флота...”, с.7, 16). Под 1707 г. упомянут также подмастерье Гендрик Янсен (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 166, с. 62, 63); под 1710 г. - подмастерье Индрик Янсен (там же, № 214, с. 92).

205. Гарднер (или Гардинер) Уильям (Gardner W[illia]m), англичанин. В списке Ф. Т. Джейна назван кораблестроителем, работавшим при Петре I в Воронеже и Архангельске (р. 718). Упомянут Дж. Деном как корабельный помощник (“История российского флота...”, с.7, 16). В документах упоминается также Вилим Гарн, посланный в 1709 г. в Казань (П и Б, т. 9, вып. 2, прим. к № 3209, с. 918) и под 1712 г. - подмастерье, отправленный из Воронежа в Москву в числе других специалистов (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил .V, № 45, с. 308).

206. Бёрд, Борт, Бордар, Бордер, Бордор Генри, Герий, Яков (Bird Henry), англичанин, упоминается под 1705 г. как плотничный мастер (Елагин С. И. Примечания, № 52, с.287) и как корабельный мастер (МИРФ-1, № 80, с. 52; № 94, с. 72); под 1706 г. как корабельный подмастерье (Елагин С. И. Приложения, ч. 2, прил. IV, № 158, с. 57, 58), как корабельный мастер под 1707 г. (МИРФ-1, № 198, с.142), под 1708 г. (П и Б, т.7, вып.1, Пг., 1918, № 2442, с. 215), под 1709 Г. (МИРФ-1. № 276, c.I93), под 1712 г. (МИРФ-3, отд. II, № 353, “Ф”, с.253), под 1718 г. (там же, “И”, с.244; отд. Х, Определения коллегии, с. 354). Однако в одной из ведомостей (от 1714 г.) Яков Бордор упомянут в числе голландских мастеров, с примечанием, что находится на русской службе “с 1708 года на 3 года; сверх контракту служит 3 год” (МИРФ-3, отд. II, № 353, “Ю”, с.260).

207. Чапман Леонард, Леанард, Лен (Chapmaт Leonard), англичанин. Дважды упоминается под 1700 г. - как корабельный мастер (Елагин С. И. Приложения, ч.2, прил. V, № 11, с. 211) и как ученик корабельного мастера Яна Терплия (там же, № 14, с.219). Под 1704 г. - вновь как корабельный мастер (там же, прил. IV, № 121, с.28).

208. Райт, Рейт, Рет Генри (Wright Henry), англичанин. В списке Ф. Т. Джейна - мачтовый мастер, прибывший из Дептфорда с Петром I (р.724). Упомянут как мачтовый мастер Самойло (Самуил) Рейт (Елагин С.И. Приложения, ч.I, с.489) а под 1700, 1703 и 1709 г. (там же, ч.2, прил. V, № 14, с.219; № 25, с.275; Материалы по истории Воронежской и соседних губерний, вып.7. Воронеж, 1886, с.607; П и Б, т.9, вып.2, прим. к № 316, с.826). Упомянут также в “Истории российского флота...” (с.7).

209. Бэггз, Багз, Бягс Николай (Baggs), англичанин. Под 1700, 1702, 1703 и 1711 гг. упоминается как блок-макер (блокового дела мастер) (Елагин С.И. Приложения, ч. I, c. 492; там же, ч. 2, прил. IV, № 243, с. III, сн. I; прил. V, № 14, с.219; № 25, с.275; Материалы по истории Воронежской и соседних губерний, вып.7, с.607). В списке Ф. Т. Джейна - блоковый мастер, привезенный в Россию Петром I (р.715). Упомянут как блоковый мастер Дж. Деном (“История poсcийского флота...”, с.7).

210. Опечатка: неверно указан либо оклад, либо сумма (195 х 2 = 390). В последнем издании сумма исправлена на 390 (Fugitive pieces on various subjects, by several authors. London, 1771, vol.2, p.226).

211. Мансфельдт, Мансфелт, Мансвелт, Мансвель, Месел Вилим (Mansfeldt), англичанин, на русской службе с 1698 г. (Устрялов Н. Г. История..., т. 3, с. 581). Упоминается как корабельный подмастерье под тем же годом (Елагин С.И. Приложения, ч.2, прил. V, № 7, с.208) и под 1703 г. (там же, прил. IV, № 96, с.4; П и Б, т.2, СПб., 1889, прим. к № 541, с.568).

212. Этерли Г. (Atherley H.), англичанин, сведений о нем нет. Под 1700 г. упомянут конопатчик Томас Дарлий, работавший на воронежских верфях (Елагин С.И. Приложения, ч.2, прил. V, № 14, с.220).

213. Хопкинс С. (Hopkins S.), англичанин, сведений о нем нет.

214. Брунквасс (Brunqvass), англичанин, сведений о нем нет.

215. Большинство сведений Ч. Уитворта о штатах воронежских верфей, окладах, численности и составе специалистов источниками не проверяется. Имеющаяся литература содержит иные данные по этим вопросам. См., напр., в специальной статье Ю. М. Лавринова сведения о месячном жалованье Р. Козенца (6 руб. 66 коп.), О. Ная (30 руб.), подмастерьев (2 руб. 50 коп. - 14 руб. 36 коп.), мастеров якорного дела (14-15 руб.) и т.д. (Лавринов Ю. М. Работники воронежских верфей. (К истории воронежского кораблестроения 1696-1711 гг.) - В кн.: Воронежский край на южных рубежах России (ХV-ХVШ вв.) Воронеж, 1981, с.83-84). Многие приведенные в статье цифры не вызывают доверия. Очевидно, в частности, что размеры жалованья иноземных корабельных мастеров должны быть значительно выше и уж во всяком случае существенно превышать оклады подмастерьев и плотников. То же и с русскими специалистами (см. там же, с.88). В источниках имеются гораздо более высокие цифры окладов. См., напр., “Список с переводнаго договорнаго письма корабельнаго мастера Козенца, 1700 года”, согласно которому Р. Козенц поступал на русскую службу с годовым окладом 400 фунтов стерлингов плюс 100 руб. русскими деньгами (Елагин С.И. Приложения, ч.2, прил. V, № 10, с.210-211). См. также сведения за 1700 г. (там же, прил.IV, № 14, с.214-215, 219-220), за 1702-1703 г. (там же, прил. V, № 25, с.275-276), за 1710 г. (МИРФ-3, отд. II, № 353, “И”, с.243-244). Но и эти цифры разноречивы и лишь отчасти соответствуют данным Ч. Уитворта. Ори подсчетах мы ориентировались на обменный курс, указанный Ч. Уитвортом (1 ф.ст. = 3 руб.), см. с./32/,81 настоящего издания.

216. Речь идет об основанных в Воронежском уезде в первые годы ХVШ в. казенных заводах - доменном и молотовом Липском (Липецком) и молотовом Кузминском; оба стояли на притоках р. Воронеж - Липице и Кузминке. Эти предприятия вместе с частновладельческим заводом Борина и Аристова в Романовском уезде (в 1711 г. переданным в казну) составляли надежную металлургическую базу Азовского флота Петра (Любомиров П. Г. Очерки..., с.324-325).

217. Хэлли P. (Halley R.), англичанин, сведений о нем нет. В документах встречается якорный мастер Ричард Фолий - под 1711 (МИРФ-3, отд.IV, № 23, с.507), 1712 (там же, отд. II, № 355, “Ж”, с.359), 1720 (МИРФ-4, отд. Х, с.429), 1721 (там же, Определения коллегии, с.468), 1722 (там же, с.483), 1723 (там же, с.556) и 1724 г. (там же, с.681).

218. Дэвис Роберт (Davies Robert), англичанин, сведений о нем нет.

219. Дэниел, Даниель Томас (Daniel Thоmаs), англичанин, упомянут под 1700 г. как кузнечного дела мастер (Елагин С.И. Приложения, ч.2, прил.V, № 14, с.220).

220. Вернее, Бент Ричард, Рычерт (Bent Rich[ard]), англичанин. По свидетельству современника, приехал в Россию в 1705 г. вместе с Р. Броуном [Дeн Дж.] История российского флота..., с.10). Упоминается как корабельный мастер (МИРФ-I, № 245, с.173; П и Б, т.8, вып.2, М., 1951, прим. к № 2690, с.760 - приехал из Воронежа в Петербург в октябре 1708 г.; МИРФ-I, № 266,с.184,185 - в июне 1709 г. определен работать на Олонецкую верфь; № 278, с. 193). В донесении Ч. Уитворта от 17 сентября 1708 г. сказано, что “...англичанин Бент (в русском переводе ошибочно: Бениг. - Ю. Б.) получил приказание заложить два сорокопушечных корабля в Олонце” (Сб. РИО, т.50, с.66). В списке Ф. Т. Джейна упомянут как корабельный мастер Бент, приехавший в Россию в 1705 г., строивший на Ладоге два 52-пушечных корабля и умерший в 1710 г. По нашим сведениям, Р. Бент заложил и строил один 50-пушечный корабль (см. прим.200). В русском переводе “Истории российского флота” фамилия искажена. - Бут (с.12). В указателе к английскому изданию этого сочинения спутан с капитаном П. Бенсом ([Deane J.] History of the Russian fleet during the reign of Peter the Great, by a contemporary Englishman (1724). London, 1899, p.155).

221. Хилл, Гилл Эдвард (Hill Edward), англичанин, упомянут в письме Ч. Уитворта от 6 июня 1705 г. как корабельный мастер, возвращавшийся в Англию и находившийся на пути из Воронежа в Архангельск (Елагин С.И. Приложения, ч.2, прил. IV, № 137, с.41; то же (в другом переводе) в кн.: Сб. РИО, т.39, с. 114).

222. Хант, Гунт Вилим (Hunt), англичанин, упомянут как шлюпочный мастер в П и Б, т.7, вып.1, № 2442, с.215.

223. Эванс (Evans), англичанин, сведений о нем нет.

224. Мэллард, Молерт Роберт (Mallard), англичанин, поступил на русскую службу в 1698 г. со званием резного дела подмастерья (Устрялов Н.Г. История..., т.3, с.581). Упомянут год тем же годом как корабельного дела подмастерье (Елагин С.И. Приложения, ч.2, прил.V, № 7, “З”, с.208).

225. Здесь речь должна идти о двух попытках создания водного пути из Дона в Волгу через Иловлю и Камышинку. Первый замысел относится к 1563 г., когда турецкий султан Сулейман приказал крымскому хану Девлет Гирею в ходе военной экспедиции на Астрахань сделать “перекопъ” для переправы войск через водораздел Дона в Волги. Но поход не состоялся - хану удалось уклониться от исполнения приказа (Бернштейн-Коган С.В. Волго-Дон. Историко-географический очерк. М., 1954, с. 21-22).

Новый поход на Астрахань бил предпринят преемником Сулеймана Селимом П. Войско под командованием Касима-паши также должно было прорыть канал между Иловлей и Камышинкой. Земляные работы продолжались с середины августа до начала сентября 1569 г. и были прекращены (там же, с.22-24).

Исследователь истории каналов в России Х. Штукенберг, а вслед за ним М. Прокофьев также свели два проекта создания канала в один, и возникла путаница (Прокофьев М. История русских каналов и Мариинской системы по Штукенбергу. СПб., 1872, с. 22). В литературе существует устойчивое мнение о том, что прорытию канала в 1569 г. якобы помещало русское и казацкое войско. См. разбор мнений в. кн.: Бернштейн-Коган С.В. Волго-Дон..., с. 24,

226. Голицын Борис Алексеевич (1654-1714), князь, боярин, начальник приказа Казанского дворца.

227. Эта дата - описка иди опечатка. См. с .121 настоящего издания.

228. Проект канала между Иловлей и Камышинкой бил составлен в 1696 г. и послан на рассмотрение Парижской академии наук. Работы начались в 1697 г. и велись сначала под руководством англичан Томаса и Бейли, затем немца Брекеля. Однако построенный Брекелем шлюз сорвало водой, и немец бежал за границу. По сведениям Х. Штукенберга, на которого ссылается С. В. Берштейн-Коган, инженер уехал сначала в Москву, а оттуда в Швецию (Бернштейн-Коган С. В. Волго-Дон..., с. 31-32). О ходе работ под руководством Дж. Перри (с 1699 г.) хорошо известно с его собственных слов (Перри Дж. Состояние Россия при нынешнем царе…, с. 3-4). На работах было занято в общей сложности 25-30 тысяч человек; общая длина канала составляла 3,5 версты (3,73 км) (Бернштейн-Коган С.В. Волго-Дон..., с.36). См. об этом также с.121 настоящего издания.

229. Речь идет об Ивановском канале, который должен был соединить верховья Дона с рекой Шатъю, впадающей в Упу, приток Оки (Ч. Уитворт называет реку Тулу, происхождение такой ошибки ясно: Шать впадает в Упу близ Тулы). Указ Петра о постройке канала был издан около 1701 г., работы началась в следующем году, продолжались до 1709 г. затем были приостановлены и возобновлены в 1717 г., чтобы окончательно прекратиться в 1720 г. Всего к 1709 г. построили 31 каменный шлюз, причем общая протяженность шлюзования составила около 210 верст, а длина канала (вместе с озером) - 13 верст (Миловидов А.И. Ивановский канал, начатый Петром Великим для соединения Волги с Доном (историко-географический очерк). - Чтения ОИДР, 1892, кн.1, паг. III, с. 10, 14, 19-21; Бернштейн-Коган С.В. Волго-Дон..., с.39-43; Лебедев Д.М. География в Россия петровского времени. М.-Л., 1950, с.288-290).

230. Автор говорит здесь о Тверецком канале, призванном связать Волгу с Волховом и построенном в 1702-1708 гг. Кавал был прорыт между реками Тверца и Цна (длина 1320 сажен, ширина 7 сажен); на канале и Цне построили 5 шлюзов. Это была первая в истории отечественная водная система (Горелов В. А. Речные каналы в России. К истории русских каналов в ХVШ веке. Л.-М., 1953, с. 20-23, 72-77).

231. См. об этом с.122 настоящего издания. Дж. Перри исследовал три разных маршрута и составил соответствующий план. Однако разыскания англичанина не удовлетворили Петра (Перри Дж. Состояние России при нынешнем царе..., с.26-27, 28-29; Горелов В. А. Речные каналы в России..., с.21-22).

232. Действительно, строителям системы не удалось решить важных гидротехнических проблем: мелководье чрезвычайно затрудняло проводку судов. 30 июля 1706 г. (в “Очерке...” Ф. Ф. Веселаго, с.359, ошибочно - осенью) в Петербург из Казани были отправлены построенные там 5 шмаков и яхта; позднее за ними пошло еще 7 судов. Все они, кроме одного, в 1709 г. благополучно прошли через Вышневолоцкую систему. Однако большинство судов застряло на мстинских порогах, и путешествие, продолжавшееся 7 лет (до 1713 г.) успехом не увенчалось (МИРФ-4, отд.IX, № 7-22, с.238-250).

Между тем яхта “Св. Петр” (длина 94 голландских фута, ширина 25, осадка 7; в списке Ф. Ф. Веселаго (с.190-191) ее размерения не указаны), которая была “величеством больше всех тех судов”, первой в 1708 г. “через перекопь Вышневолоцкую и через шлюзу прошла без остановки”, затем в следующем году была доведена “до реки Волхов во всякой целости” и в том же году пришла в Петербург (МИРФ-4, отд. IX, № 9-10, с.240-241). Любопытно сообщение Л. Ю. Эренмальма, видевшего в 1712 г. “в Петербурге военный корабль о 40 пушках, который весной того же года пришел туда” с Волги (Беспятых Ю.Н. Экономическая география в сочинении Л. Ю. Эренмальма “Состояние России при Петре I” (1714 г.) - В кн.: География России ХV-ХVШ вв. (по сведениям иностранцев). Л., 1984, с.88). Однако яхта “Св. Петр” не могла нести столько пушек.

Струги, нагруженные казанским корабельным дубом, с 1710 г. постоянно этим путем шли в Петербург. (По сообщению Дж. Дена в “Истории российского флота...” (с.14), первый лес из Казани доставляли водным путем 3 года, он прибыл в морскую столицу России в 1711 г.) Причем не каждый год приходилось перегружать лес на паузки при проводке стругов по водной системе. См.: МИРФ-3, отд. VI, № 25-28, с.690-693 и особенно: № 70, с.722-723 (“Выписка из ведомости о корабельных лесах, отпущенных из Казани в С. Петербург. 1713-1722”, из которой следует, что всего за 10 указанных лет было отпущено из Казани леса на 50 кораблей и фрегатов). О проводке грузовых судов через эту водную систему см. также в кн.: Бернштейн-Коган С. В. Вышневолоцкий водный путь. М., 1946, с.10-11.

233. См. об этом с.122 настоящего издания.

234. Исчерпывающее объяснение этих слов находим у Ф. Ф. Веселаго: “Для избежания напрасной перевозки лишней тяжести и для употребления в дело каждой штуки на место более пригодное по ее форме, уже с 1710 г. начали было в Казани обделывать дубовые штуки на месте, в самых лесах, если не совсем по лекалам, то приближенно, применяясь к форме и размеру того корабельного члена, для которого готовилась каждая штука. Так обтесывались части киля, штевней, дейдвудов, флортимберсов, футоксов и бимсов” (Веселаго Ф.Ф. Очерк..., с.476).

Список упоминаемых английских мер

Линейные меры

1 миля (mile) = 1760 ярдов = 5280 футов = 1609 км.

1 морская сажень (fathom) = 6 футов = 2 ярда = 1,83 м.

1 ярд (yard) = 3 фута = 91,44 см.

1 фут (foot) = 30,48 см.

Меры веса (в тройской системе)

1 фунт (pound) = 12 унций = 5760 гранов = 373,2 г.

1 унция (ounce) = 480 гранов = 31,1 г.

1 карат (carat) = 3,086 грана = 200 мг.

1 гран (grain) = 64,8 мг.

Меры сыпучих тел

1 бочка, тан (tun) = 954,68 л.

Меры жидкостей

1 бочка, хогзхед (hogshead) = 238,67 л.

Текст приводится по изданию: Россия в начале XVIII в. Сочинение Ч. Уитворта. М. АН СССР. 1988

Главная страница  |  Ссылки |  Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.