Сделать стартовой  |  Добавить в избранное
 Обратная связь

VashAktiv.Ru - Мир вечных ценностей и драгоценностей
<<Вернуться назад

СЭР X. УИЛЛОУБИ

1553—1554 гг.

ПУТЕШЕСТВИЕ ХЬЮ УИЛЛОУБИ

1. Устав, инструкции и постановления для руководства предположенным путешествием в Китай (Cathay), составленные, сочиненные и выложенные весьма достопочтенным господином Себастианом Кабота, эсквайром, правителем мастерства (mysterie) и компании купцов-предпринимателей для открытия стран, владений, островов и неизвестных местностей мая 9-го дня лета господня 1553, в седьмой год царствования нашего, весьма грозного повелителя государя Эдуарда VI, милостию божией короля Англии, Франции и Ирландии, защитника веры и высшего земного главы Английской и Ирландской церкви.

Главный начальник и старший кормчий, капитаны, купцы и другие должностные лица должны быть так тесно связаны и согласны в единении, любви, согласии и повиновении во всех степенях и рангах, чтобы между ними и матросами компании не могло возникнуть никакого несогласия, расхождения или спора, ведущих к ущербу и помехе для путешествия: ибо такие несогласия (как видно из многих опытов) погубили многие намеченные предприятия и подвиги, подобные этому.

2. Так как каждый участник дал клятву быть верным, прямым и честным подданным и вассалом превосходнейшего королевского величества и его наследников и преемников, соблюдать все законы и уставы, изданные для сохранения его превосходнейшего величества и императорской короны его королевств Англии и Ирландии, верно служить его милости [30] и королевству во время настоящего путешествия и не отказываться, не прерывать и не покидать означенного путешествия и предприятия, пока оно не будет закончено, насколько может простираться для каждого человека возможность и позволяет его жизнь, то в силу этого надлежит каждому человеку, согласно его звания, как ради совести, так и ради долга, помнить об этом обязательстве и об его исполнении.

3. Далее, ввиду того что каждый моряк и пассажир на (своем) корабле дал подобную же клятву повиноваться главному начальнику, капитану и штурману своего корабля и соблюдать приказы, содержащиеся в этой книге, и всякие иные приказы, которые будут внесены в эту книгу впоследствии 12 советниками или большинством их для лучшего ведения и сохранения флота и благополучного окончания путешествия и для того, чтоб быстро с готовностью и с повиновением поступать во всех действиях, при выполнении которых должны быть проявлены и показаны честь, разум и чувство долга для успешного продвижения и завершения путешествия и совершения подвигов, то поэтому подобает, чтоб один раз в неделю (по усмотрению капитана) настоящая книга прочитывалась с тою целью, чтоб каждый лучше помнил свою клятву, совесть, долг и обязанности.

4. Каждый человек в силу своей присяги должен добровольно исполнять (поскольку это ему окажется возможным) все поручения и приказания главного начальника с согласия его помощников и советников как во время самого морского путешествия, так и при открытии земель и во время высадок, в соответствии с тем, как этого будут требовать различные обстоятельства.

5. Во время плавания все отдельные курсы должны быть устанавливаемы и соблюдаемы после совещания главного начальника с старшим кормчим, командирами судов и их помощниками, с согласия советников или их большинства и по неизменно единогласном решении вопроса, причем главный начальник во всех совещаниях и собраниях будет иметь 2 голоса.

6. Весь флот должен держаться вместе и суда не должны отделяться одно от другого, поскольку это позволяет ветер и погода, капитаны судов, лоцманы и шкипера должны немедленно являться на борт адмиральского корабля, всякий раз когда адмирал найдет нужным собрать их на совещание или для совета по делам флота и путешествия.

7. Купцы и другие лица искусные в писании должны ежедневно составлять записи, описывать и запечатлевать в памяти плавание каждого дня и ночи с отметками и наблюдениями над землями, приливами и отливами, стихиями, высотой солнца и движением луны и звезд. Все эти наблюдения должны по приказанию командира судна и кормчего излагаться в письменной форме, а главный начальник должен раз в неделю (если ветер и погода будут благоприятствовать) собирать вместе всех [31] командиров для обсуждения всех заметок и наблюдений, сделанных на отдельных кораблях и для определения, в чем они сходятся и в чем расходятся. После достаточного обсуждения, когда придут к общему заключению, весь материал должен записываться в общую постоянную книгу, сохраняющуюся как документ для компании. Такой же порядок должен соблюдаться относительно карт, астролябий и других инструментов, заготовленных для путешествия за счет компании.

8. Все мероприятия и действия, связанные с открытием островов, стран и т. п. и с высадкой на них, должно изыскивать, испытывать и приводить в исполнение после достаточного обсуждения и по общему выработанному на совещании согласию. Все общие предприятия, важнейшие посольства, просьбы, требования и подношения даров государям должны быть исполняемы главным начальником лично или же иным лицом, которое будет им по общему согласию назначено или которое он заставит это сделать.

9. Главный эконом (steward) и повар каждого корабля и их помощники должны еженедельно или чаще (если pro покажется необходимым) давать капитану или иным старшим чинам своего корабля точный, ясный и полный отчет в расходовании съестных припасов — мяса, рыбы, бисквитов, сушеного мяса и хлеба, а также пива, вина, растительного масла и уксуса, равно и в расходовании всех других видов пищевых запасов, находящихся на их попечении. Сами же они и каждый из них в отдельности должны распоряжаться припасами так, чтобы не было никаких лишних непроизводительных выдач, за исключением тех случаев, когда это будет продиктовано разумными соображениями или необходимостью.

10. Если в отношении кого-нибудь из низших должностных лиц, какого бы звания или состояния он ни был, будет установлена лживость, нерадение, небрежность или непригодность к службе во время путешествия или невыполнение служебных обязанностей, то всякое такое должностное лицо снимается с работы и наказывается по усмотрению капитана и прочих участников разбирательства или большинства их. Лицо, снятое таким образом с работы, с этого момента не будет считаться и приниматься за должностное лицо, но должно оставаться в таких условиях и в таком месте, какие будут ему назначены. Никто из экипажа не смеет противиться наказанию или достойному возмездию, которое будет ему назначено со всей умеренностью, соответственно его проступку по силе его преступления и на основании морских законов и обычаев, до сего времени соблюдаемых в подобных случаях.

11. Если кто-либо из матросов или низших должностных лиц окажется по своей работе неподходящим и недостойным места, для занятия которого он был принят на корабль, такое лицо может быть снято с корабля и высажено на берег в любом месте в пределах державы и [32] владений королевского величества, а на его место может быть принято другое более способное и более достойное лицо по усмотрению капитана или штурманов. При этом должны быть приняты меры, чтобы уволенный был удовлетворен соответственно тому, что он заработал по день своего увольнения или освобождения от должности; с своей стороны уволенное лицо должно дать расписку с ручательством или внести залог или дать иную гарантию в том, что он выплатит суммы, полученные им сверх того, что он заслужил. Жалование лицу вновь принятому устанавливается по разумному соглашению, причем он получает все предметы снабжения, предназначавшиеся для уволенного в согласии с правом и справедливостью.

12. На корабле не должно быть ни богохульства, ни гнусных ругательств; среди судовых экипажей не должны быть терпимы сквернословие, непристойные рассказы и безбожные разговоры, равно как игра в кости, карты и иные дьявольские игры, от которых происходит не только разорение игроков, но споры, раздоры, ссоры и драки и часто даже убийства, ведущие к последней погибели обеих сторон и навлекающие справедливый гнев божий и меч его возмездия. Надо изгнать эти чумные заразы, пороки и грехи; нарушители же, не исправляющиеся после увещания в первый раз, подвергаются наказанию по усмотрению капитана или штурмана, по принадлежности.

13. Утреннюю и вечернюю молитву и другие общие службы, определенные королевским величеством и законами нашего королевства, надлежит ежедневно читать и произносить на каждом корабле: на адмиральском — священнику, на прочих судах — купцу или иному ученому человеку. Библию и толкования следует читать с благочестивым христианским чувством во славу господа, чтобы униженной и сердечной молитвой мореплавателей заслужить его милости.

14. Каждому должностному лицу (officer) поручаются по описи все предметы, принадлежащие к его должности. Он должен давать точный отчет об их употреблении, соблюдая при этом скромность и умеренность в расходовании пороха, снарядов и всех видов артиллерийских припасов, которыми не следует злоупотреблять, а надо бережно хранить для нужд обороны флота и плавания. Точно так же следует должным образом хранить все инструменты, нужные для вашего плавания, и другие необходимые предметы.

15. Запрещается проливать жидкость на баласт и оставлять грязь на корабле. Кухонное помещение и другие места следует содержать в чистоте для лучшего здоровья экипажа. Молодые люди и юнги (gromels and pages) должны быть воспитываемы в духе достохвальных морских обычаев в изучении мореплавания и в соответствующих упражнениях. [33]

16. Парадные мундиры матросов должны храниться под наблюдением купцов; они надеваются только по приказанию капитана, когда он найдет нужным сделать смотр или показать матросов в красивых нарядах для успеха и чести экспедиции. Затем мундиры подлежат снова возвращению купцам для хранения до тех пор, пока не сочтут подходящим предоставить каждому в полное пользование его одеяние.

17. Когда матрос или какое-нибудь иное лицо, едущее на корабле, будет нуждаться в необходимой одежде для прикрытия тела и сохранения здоровья, то таковая должна быть выдана ему купцом по предписанию капитана и штурмана корабля, причем стоимость одежды нуждающегося в ней лица должна быть записана в купеческую книгу по себестоимости без какой бы то ни было прибыли для купца и затем должна быть вычтена из жалованья лица, которое получит и будет носить одежду.

18. Находящиеся на корабле тяжело больные, нездоровые, слабые и находящиеся под наблюдением лица должны получать уход, облегчение, утешение и помощь во время их болезни; при этом каждый, независимо от его положения, должен нести бремя другого и никто не имеет права отказываться от работы, наложенной на него для наибольшего успеха, общего блага и завершения в срок плавания и всего предприятия.

19. Если кому-нибудь приведется умереть или погибнуть во время путешествия, то одежда и прочее имущество, какое было у него ко времени его смерти, должно быть сохранено в распоряжении капитана и штурмана корабля; имуществу составляется опись, и она сохраняется для его жены и детей или для других целей соответственно его мыслям и его воле. День его смерти отмечается в купеческой книге и в книге главного эконома для того, чтобы было известно, сколько он заработал ко дню своей смерти и сколько остается ему уплатить.

20. Купцы, назначенные участвовать в настоящем путешествии, не имеют права показывать или продавать свои товары или же открывать свои товары кому-либо из иностранных государей или из его подданных без ведения и согласия капитанов, старшины купцов и их помощников, или по крайней мере четырех из них, причем в это число входят начальник экспедиции, старший кормчий и старшина купцов. Каждый из мелких купцов должен предъявлять свои расчеты купеческому старшине по первому требованию. Без согласия указанных выше лиц мелкие купцы не имеют права производить какой-либо обмен. Все товары, вымененные, купленные или переданные компании посредством торговых сделок, обмена или иным каким-либо способом, вносятся в купеческие книги, приводятся в порядок, запаковываются и хранятся в одном общем складе. Вскрытие тюков и подмена не допускаются до того времени, когда корабль возвратится и приступит к правильной выгрузке, тогда и описи [34] всего имущества грузов и товаров, поступивших в порядке обмена, купли или израсходованных, должны быть представлены в полном порядке правителю компании, консулам и их помощникам для того, чтобы было возможно дать правильный отчет королевскому величеству в том, что его касается, в силу дарованного им устава компании и соответственно нашему первейшему долгу, а также для того, чтобы компания в целом получила все то, что по праву приходится на ее долю. Не допускается никакой утайки; экспедиция должна быть показана во всем ее истинном свете для общего блага и для пользы всей компании, как и подобает, без хитрости, обмана и плутовства.

21. Отдельным лицам запрещается чинить препятствия или наносить ущерб товарным фондам компании путем предпочтительной продали своих собственных товаров и вещей; никакой особый случай и никакая покупная сделка не должны быть обращены к выгоде отдельных лиц, пока общее товарное имущество компаний не будет пополнено Никто не имеет права наносить ущерб общему доходу подобными случайными приобретениями, которые посчастливится сделать отдельным лицам их частной деятельностью, искусством или благодаря случаю: в соответствии с этим запрещается поднимать какой бы то ни было спор, о чем бы дело ни шло: о драгоценных украшениях, камнях, жемчуге, драгоценных металлах или других предметах такой страны, где по счастливой случайности перечисленные предметы распространены или могут быть найдены, выменены или получены в дар. Каждый в подобном случае обязан повиноваться приказаниям и правилам, отдаваемым и определяемым начальником экспедиции и советом: решение в подобных случаях представляется на распоряжение и усмотрение последних, ибо в неясных случаях не может действовать заранее определенное правило.

22. Запрещается сообщать какому бы то ни было народу сведения о нашей религии, но предлагается обходить этот вопрос молчанием и не высказываться о ней, делая вид, что мы имеем те же законы и обычаи, какие имеют силу в той стране, куда вы приедете.

23. Ввиду того что наши люди и наши корабли могут показаться местным жителям странными и удивительными, как и тамошние люди нашим, следует выяснить, как бы их использовать, изучив их характер и их взгляды через какого-нибудь одного человека, которого вы могли бы прежде всего заманить или же захватить и привезти на ваши корабли и там уже выведать у него, что вы можете, без насилий, причем женщин запрещается вводить в искушение, приводить к невоздержанию или бесчестию.

24. С человеком, захваченным таким образом, следует хорошо обращаться, хорошо кормить и хорошо его одеть и затем высадить на берег с тою целью, чтобы он или она мог побудить других подойти поближе [35] и показать продукты их страны; если же захваченное лицо можно будет напоить допьяна вашим пивом или вином, то вы узнаете тайны его сердца.

25. Наши люди не должны заходить на берег так далеко, чтобы не оставалась возможность тотчас же возвратиться на свои пинассы и корабли, и не должны верить ласковым словам иностранных людей, могущим оказаться лукавыми и лживыми; ваши люди не должны также подвергать себя опасности погибнуть из-за желания получить золото, серебро или иное сокровище. Считайте ваши собственные товары выше всех других и не очень показывайте своим видом, что вы желаете получить иноземные товары, но тем не менее берите их как в знак дружбы, так и посредством мены.

26. С каждым народом и в каждой местности следует поступать обдуманно и не раздражать народы надменностью, насмешками и презрением или чем-нибудь подобным; следует обращаться с ними осторожно и осмотрительно со всяческой вежливостью и любезностью и не задерживаться долго на одном месте, пока вы не достигнете наиболее важного места, какое вами может быть открыто, с таким расчетом, чтобы вы могли возвратиться назад счастливо и с достаточными съестными припасами.

27. Названия народов каждого острова должны записываться, равно продукты и отрицательные черты страны; следует отмечать характер, качества и обычаи населения, местность, где они живут, какие предметы они более всего желают получить и с какими продуктами они наиболее охотно расстанутся и какие металлы имеются у них в холмах, горах, потоках, реках, на поверхности земли или в земле.

28. Если вы увидите, что люди на приморском песке собирают камни, золото, металлы или что-нибудь подобное, ваши суда могут подойти ближе и наблюдать, что они собирают; при этом следует бить в барабаны или играть на иных подобных инструментах, которые могут обратить их внимание, возбудить их воображение, желание что-то видеть и слушать вашу игру и ваши голоса; но держитесь вне опасности и ничем не выказывайте жестокости и враждебности к ним.

29. Если вас пригласят в дом какого-нибудь государя или правите in на обед или для переговоров, идите туда в таком порядке и снаряжении, чтобы всегда быть сильнее их; избегайте лесов и засад, и пусть ваше оружие всегда остается в вашем обладании.

30. Если вы увидите, что население носит львиные или медвежьи шкуры и имеет длинные луки со стрелами, не бойтесь этого вида, ибо все это носится больше из страха перед чужеземцами, чем от других причин.

31. Могут встретиться люди, которые умеют плавать в море, в гаванях, в реках, нагими, с луками и дротиками, стараясь приблизиться к вашим кораблям; если они увидят, что суда плохо стерегутся и охраняются, [36] они возьмут их приступом, желая получить людские тела для еды. Если вы окажете им сопротивление, они нырнут и обратятся в бегство: поэтому на некоторых островах необходимо держать бдительную стражу день и ночь.

32. Вам может представиться случай прислать известие о ваших действиях в делах, отвечающих интересам компании, например, касательно вероятности успеха путешествия, преодоления морских опасностей, опасностей от льда, от невыносимых холодов и иных препятствий. Многие авторы и писатели уже посеяли в некоторых умах подозрение, что это путешествие не будет иметь успеха из-за близости северного полюса, из-за отсутствия морских проходов и т. п., а это в свою очередь заставило колеблющиеся умы и сомневающиеся головы не только уклониться от путешествия, но и других отговаривать от него. Для удостоверения о его успешном исходе, когда вы убедитесь о том из опыта (самого лучшего учителя во всех людских знаниях), и для провозглашения истины, в которой вы успеете убедиться, вы можете с общего согласия совета отправить сушей или иначе одного или двух посланцев, которые по вашему мнению будут в состоянии невредимые привезти ваше удостоверенное сообщение. Однако такое сообщение следует посылать только по самым неотложным причинам: при вероятности успеха путешествия, при открытии морских проходов, при обнаружении признаков благоприятного развития торговли и т. п. Компания, будучи осведомлена о вашем положении и ваших действиях, может в дальнейшем заботиться, предусмотреть и принять решения, наилучшие и наиболее полезные для общего блага предприятия; она может заранее позаботиться о предметах, необходимых для продолжения путешествия, или принять иные меры сообразно обстоятельствам. Во всех этих вопросах вы должны показать свою мудрость и осмотрительность; содержание этой статьи должно быть вами взвешено много раз, ибо вы не можете не знать, сколь много лиц, в том числе королевское величество, лорды его досточтимого совета, вся компания, а равно ваши жены, дети, родственники, свойственники, друзья и знакомые, горят желанием узнать, каково ваше положение, условия, в которых вы находитесь, и ваше благополучие и в какой степени вы имеете надежду успешно осуществить это замечательное предприятие, которое, как все надеются, будет иметь не меньший успех и принесет не меньшую прибыль, чем та, какую восточная и западная Индия принесли императору (Речь идет об императоре священной римской империи Карле V, в качестве короля Испании (1516—1556 гг.), являвшемся владетелем “Западной Индии”, или “Вест-Индии” — частей американского материка, открытых Колумбом и последующими испанскими мореплавателями.) и королям Португалии. Рвение их подданных и морские путешествия последних обогатили их такими землями и островами, которые оставались неизвестными и космографам и другим писателям и по соображениям не имевшего опыта разума [37] считались непригодными для обитания из-за крайней жары и крайнего холода, а на деле признаны богатейшими, населенными, умеренными по климату и столь удобными, что Европа не может и сравниться с ними.

33. Не должны быть терпимы создаваемые злыми языками заговоры, расколы, группировки, сплетни, неверные сообщения, которые являются настоящими семенами и плодами споров, раздоров и беспорядка: все это, как и прочее нечестие, следует наказывать с милосердием и братской любовью. Люди всех степеней должны оказывать повиновение не только по совести и долгу в отношении бога, всемилостивейшей деснице которого моряки ближе, чем все остальные создания, но и ради благоразумных мирских отношений и общего благополучия. Соображайте и помните всегда, что вы все подданные величайшего из королей и соотечественники; ежедневно помните о великом значении путешествия, о чести, славе, хвале и выгодах, связанных с ним, для общего блага нашей благородной державы, для преуспеяния всех вас, путешественников, ваших жен и детей; старайтесь оправдать ожидания тех, кто, понеся большие траты, расходы и попечения, так хорошо и обильно снабдил вас всем необходимым; никогда ни в одном государстве не было видано или слыхано, чтоб столь много полезного и необходимого было совершено для подобного подвига. Есть полная надежда, что он будет завершен и принесет добрые плоды, если только каждый, призванный к нему, будет стараться в соответствии со своими обязанностями и твердым сознанием своего долга.

Моля бога даровать вам свою милость для выполнения порученного вам дела во славу того, чья милосердная рука сделает ваше путешествие счастливым и избавит вас от всех опасностей, в удостоверение сего я, Себастиан Кабота, вышесказанный правитель, подписал свое имя и поставил свою печать под настоящими постановлениями в день и год, показанные выше.

2. Имена двенадцати советников, назначенных в это путешествие.

1. Сэр X. Уиллоуби (Sir Hugh Willoughby), рыцарь, начальник экспедиции (captaine general).

2. Ричард Ченслор (Richard Chancellour), капитан судна “Эдуард — Благое Предприятие” (Edward Bonaventure), главный кормчий флота.

3. Джордж Бэртон Кейп (George Burton Cape), купец.

4. Магистр Ричард Стэффорд, священник.

5. Томас Лэнгли (Langlie), купец.

6. Джемс Дейлебир (Dalabere), дворянин.

7. Уилльям Джефферсон, штурман адмиральского судна “Благая Надежда” (Bona Speranza).

8. Стифен Бэрроу (Stephen Burrough), штурман судна “Эдуард — Благое Предприятие”. [38]

9. Корнелиус Дэрфэрзс (Cornelius Durfuath), штурман “Конфиденции”.

 

10. Роджер Уильсон

11 Джон Бэкленд

помощники штурманов

12. Ричард Ингрэм

 

3. Достоверная копия записки, найденной на одном из двух кораблей, а именно на судне “Надежда”, которое зимовало в Лапландии, где сэр X. Уиллоуби и его спутники умерли, замерзши до смерти в 1553 г. (Завещание Гавриила Уиллоуби, родственника сэра X. Уиллоуби, ехавшего в качестве купца на “Благой Надежде”, от января 1554 г., найденное на корабле вместе с запиской X. Уиллоуби, является доказательством того, что большая часть экипажа, ставшего на зимовку, была еще жива.)

 

Путешествие для открытия Китая и различных других стран, владений, островов и неизвестных мест, организованное достопочтенным господином Себастианом Каботою, эсквайром и правителем цеха и компании купцов-предпринимателей в городе Лондоне.

Флот, окончательно снаряженный, отбыл в 10-й день мая 1553 г., в седьмой год царствования нашего весьма грозного государя повелителя и короля Эдуарда шестого.

Названия кораблей флота, их тоннаж вместе с именами капитана, советников, старшего кормчего, штурманов судов, купцов, других должностных лиц и матросов следуют ниже.

Первый корабль “Добрая Надежда” (Bona Speranza) — адмиральский корабль флота, 120 тонн водоизмещения, при нем пинасса и бот.

Сэр X. Уиллоуби, рыцарь, главный капитан флота (captaine general), начальник экспедиции.

Уилльям Джефферсон, штурман корабля.

Роджер Уильсон, его помощник.

Уилльям Гиттонс (Gittons), Чарльз Бэррет, Гавриил Уиллоуби, Джон Эндрюс, Александр Удфорд (Woodford), Рэльф Чэттертон, купцы.

Матросы и должностные лица, согласно морским обычаям.

Джон Брок, пушечный мастер.

Николай Энтони, боцман.

Джон Уэб, его помощник.

Христофор Бэнбрэк, Томас Дэвисон, Роберт Росс, Томас Симпсон, квартирмейстеры.

Уилльям Уайт, Джемс Смите, Томас Пэйнтер, Джон Смитс, их помощники.

Ричард Гуинн (Gwinne), Джордж Гойсуайн (Goiswine), плотники.

Роберт Гуинн, судовой комиссар.

Лоренс Эдуарде, его помощник и купор. [39]

Ричард Морган, повар.

Томас Нэйш, его помощник.

Уилльям Ляйт, Джон Брэнд, Кэтберт Чельси, Джордж Блейдж, Томас Уокер, Томас Эллен (Allen), Эдуард Смите, Эдуард Хэнт, Джон Фокнер, Роланд Брук.

Александр Гардинер, Ричард Мольтон, хирурги, которые оба приняты на борт в Гаруиче.

Спущены на берег в Гаруиче по болезни — Джордж Блэйк, Николай Энтони.

За кражу выкупан с райны и спущен на берег Томас Нэйш.

Второй корабль “Эдуард — Благое Предприятие” (Edward Bonaventure), 160 тонн, на нем пинасса и бот.

Ричард Ченслор (Chancelor), капитан и старший кормчий флота (Pilot major of the fleet).

Стифен Бэрроу, штурман корабля.

Джон Бэкленд, его помощник.

Джордж Бзртон, Артур Эдуарде, купцы.

Джон Стэффорд, пастор.

Джемс Дэллебер (Dallaber), Николай Ньюборро, Джон Сегсуик, Томас Фрэнсис, Джон Хэсс, Ричард Джонсон, Уилльям Кемп.

Матросы и должностные лица согласно морским обычаям:

Роберт Стэнтон, пушечный мастер.

Джон Уокер, его помощник.

Джемс Лонг, Джон Кокс, артиллеристы.

Томас Уолтер, хирург.

Питер Полмер, боцман.

Ричард Строуд, его помощник.

Джон Робинсон, Джон Кэйро (Carowe), Томас Стон, Роджер Лишби, квартирмейстеры.

Джон Остен, главный эконом; Патрик Стивенс, его помощник.

Остен Джеке, повар.

Уилльям Эвери, купор.

Гриффин Уэгем, плотник.

Томас Стельстон, Томас Тоунс, Джон Робинсон, Джон Уайт, Уилльям Лоренс, Майлс Бэттер, Джон Броун, Уилльям Моррен, Уилльям Уотсон, Томас Хэндкокс, Эдуард Пэйси, Томас Броун, Артур Пэт, Джордж Файбери (Phibarie), Эдуард Пэттерсон, Уилльям Бир, Джон Поттер, Николай Лоренс, Уилльям Бэрроу, Роджер Уельфорт, Джон Уилльямс.

Третий корабль “Доброе Доверие” (Bona Confidentia), 90 тонн; на нем пинасса и бот.

Корнелиус Дэрфурзс (Durfourth), штурман корабля.

Ричард Ингрэм, его помощник. [40]

Томас Ленгли, Эдуард Кивер, Генри Дорсет, купцы.

Матросы и должностные лица согласно морским обычаям:

Генри Тэйлер, пушечный мастер.

Джордж Тсэрленд, его помощник.

Уилльям Хэймэн (Hamane), боцман.

Джон Эдуардс, его помощник.

Томас Кэрби, Генри Дикенсон, Джон Хэй, Уилльям Шейуош, квартирмейстеры.

Джон Рин (Reyne), главный эконом

Томас Хэнт, повар; Уилльям Лэсси, его помощник.

Николай Найт, плотник.

Питер Люик (Lewike), Николай Уиггльуорзс, Джон Мур, Уилльям Чэйман, Брайян Честер, Уилльям Бэррли, Ричард Уд, Климент Диксон, Джон Клейрок.

Эрасмус (Erasmus) Бентли, Джон Дэрифорзс.

Присяга капитана

Вы клянетесь быть верным подданным нашего высшего повелителя, его королевского величества, его наследника и его преемников, во всех действиях и обязанностях, которые вам, как подданному, надлежит исполнять. Вы будете служить в настоящем плавании, порученном вашим заботам, исправно и верно до пределов ваших способностей, разума и знаний, не остановитесь и не прервете его, пока не доведете его до конца, насколько вы будете в состоянии эго сделать, не подвергаясь опасности потерять жизнь и погубить флот. Вы будете добрым, верным и достойным доверия советником компании и всех, кто будет служить с вами, или под вашим начальством; и никому ни в каком случае не будете разглашать тайн компании ко вреду, ущербу и убытку последней. Вы будете оказывать справедливое отношение ко всем, находящимся под вашей командой, невзирая на лица и на какую бы то ни было привязанность, которая могла бы отклонить вас от истинной справедливости. Далее, вы будете соблюдать и заставлять соблюдать, поскольку от вас зависит, все правила, уставы и меры предосторожности, до сего времени установленные или имеющие быть впредь установленными, для сохранения и для благополучного водительства флота в его плавании и для пользы компании. Вы не дозволите и не потерпите, чтобы товары компании были расхищены, утаены или истреблены, но будете хранить их целыми и невредимыми, без убыли, до тех пор, пока не сдадите или не приведете к сдаче этих товаров в распоряжение компании. Наконец, во всех отношениях, случаях и условиях, вы будете поступать, как полагается и надлежит поступать достойному доверия капитану, братски связанному с компанией. [41]

Присяга штурмана корабля и других лиц

Вы клянетесь священным содержанием этой книги в том, что в своей деятельности, соответственно и до пределов ваших знаний и вашей осведомленности в морской науке и искусстве, вы будете всячески стараться вести добрый корабль под названием N, которого вы отныне начальник перед богом, как до гаваней, которые вы откроете, так и обратно, и таким образом приложите усилия и верные старания в погрузке, выгрузке, в новых погрузках и в размещении товаров на вашем корабле к наибольшей пользе и прибыли для нашего весьма досточтимого товарищества. Вы не будете совершать частных сделок и не будете покупать, продавать, менять или раздавать каких бы то ни было товаров или тому подобных предметов (за исключением только необходимых корабельных снастей и съестных припасов) для вашего собственного барыша и выгоды, равно как для прибыли иного какого-нибудь лица или лиц. Далее, если вы узнаете, что какой-нибудь боцман, матрос или иное лицо или лица покупают, продают или меняют какие-нибудь товары за свой частный счет, расчет или для своей выгоды, вы должны приложить все старания, чтоб противостать и воспрепятствовать этому. Если же вам не удастся сделать это подходящими средствами, то перед отгрузкой таких товаров, которые куплены за частный счет, вы должны уведомить об этом старшину купцов вашего товарищеского объединения, который в это время будет нести эту должность. Во время плавания вы не примете и не позволите принять на ваш корабль никакого лица или лиц, как по пути туда, так и на обратном, но должны допускать пребывание на корабле только таких моряков, которые без обмана и хитрости наняты в ваш экипаж, чтобы служить в морском деле и искусстве. Итак, да поможет вам бог, и т. д.

Когда указанные выше корабли были полностью снабжены своими пинассами и ботами и снаряжены всякого рода артиллерией и другими предметами, необходимыми для их защиты, то со всем своим вышесказанным экипажем они двинулись из Рэтклиффа и спустились к Детфорду (Исходные пункты экспедиции Рэтклифф и Детфорд (Ratcliff, Deptford или Detford) были в то время пригородами Лондона, лежавшими на Темзе к востоку от Лондона; в настоящее время входят в состав восточных кварталов города.).

11 мая около 2 часов дня мы вышли из Детфорда и прошли мимо Гринича, отсалютовав пребывавшему здесь королевскому величеству нашей артиллерией, и дошли до Блейкуола, где оставались до 17 мая. В этот день утром мы вышли из Блейкуола и прибыли в Улич (Woolwich) около 9 часов; здесь мы оставались в течение прилива и отлива и в ту же ночь пришли в Хийрезс (Heyreth), до 20-го. В этот день, который был субботой, мы продвинулись от Грейвзенда до Тильбери Хоп и здесь пробыли до 22-го. [42]

22-го от Тильбери Хоп до Холли Хэвен.

23-го мы шли от Холли Хэвен до места против Ли (Lee), где простояли ночь из-за противного ветра.

24-го при утреннем юго-западном ветре мы прошли под парусами вдоль берега за косы, пока около 6 часов вечера не стали против св. Озайзса; здесь мы стали на якорь и пробыли всю ночь.

25-го около 10 часов мы вышли от св. Озайзса (Osyth) и пошли дальше до Нэза (Nase) (Упомянутые местности отмечают этапы плавания экспедиции до выхода в море. Ли — соответствует устью Темзы; Сэнт-Озайз находится уже на морском берегу; Нэз — мыс неподалеку от Харуича.), где из-за ветра и волнения простояли эту ночь.

26-го в 5 часов утра мы подняли якорь, объехали при юго-западном ветре Нэз, пришли к Оруэльской “зыби”, стали на якорь и оставались здесь до 28-го.

29 мая — оттуда до Холлихэда, где мы стояли целый день и держали совет, какого пути и какого курса нам следует держаться, чтоб добиться новых открытий в нашем плавании, и наконец пришли к единогласному решению.

30 мая в 5 часов утра мы подняли паруса и дошли до места в 3 лигах против Ярмута, где стояли на якоре всю эту ночь.

В последний день мая — 6 лиг в море в направлении на северо-восток, где задержались всю ночь, так как дул очень сильный ветер.

1 июня дул противный нам северный ветер; вследствие этого мы вернулись к Оруэллю, где оставались до 15 июня, задерживаясь из-за ветра, который все время был противным.

15-го утром, находясь в Оруэлле, на широте 52°, мы подняли якоря и прошли в “зыби”, где простояли ночь.

16-го в 8 часов утра мы двинулись далее и плыли, пока не остановились против Ольберро (Allburrough), где пробыли всю ночь

17-го около 5 часов утра мы вернулись к Орфорднэссу и пробыли там до 19-го.

19-го в 8 час. утра мы пошли назад к Оруэллю и там оставались 3 дня, задерживаясь из-за ветра.

23 июня при попутном юго-западном ветре мы радостно вышли в море к Орфорднэссу, а оттуда прошли в открытое море на 10 лиг к северо-востоку. Миновав пески, мы переменили курс и прошли 6 лиг в направлении на с.-в.; около полуночи мы снова переменили курс и пошли прямо на север, держась этого курса до 27-го.

27-го к 7 часам мы прошли 42 лиги к с.-с.-в. с целью приблизиться к Шотландии; но ветер перешел на запад, так что мы могли идти только к северу с уклоном к западу и продолжали держать этот курс на протяжении 40 лиг, вследствие чего не могли достигнуть Шотландии. Тогда мы [43] прошли приблизительно 16 лиг на север, потом на север с уклоном к западу, потом на с.-с.-з., потом на юго-восток, меняя курс еще и еще, разъезжая и бороздя море до 14 июля вследствие различных и разнообразных противных ветров. В этот день солнце вступило в созвездие Льва, и мы увидели землю к востоку от нас; в течение ночи мы шли по направлению к ней со всей возможной скоростью. Съехав на берег в нашей пинассе, мы нашли до 30 маленьких хижин; мы узнали таким образом, что берег этот обитаем, но жители разбежались; мы подумали, что это произошло из страха перед нами.

Вся страна кругом состояла из бесчисленных маленьких островов, называвшихся, как мы потом узнали, Эгеланд и Хальгеланд. Они лежат к северо-востоку от Орфорднэсса на широте 66°. Расстояние между Орфорднэссом и Эгеландом — 250 лиг. Отсюда мы проплыли 12 лиг к северо-западу и открыли много других островов. Здесь мы бросили якорь 19 июня, вооружили свою пинассу, съехали на остров и увидели, что жители косят и убирают сено; они подходили к берегу и приветствовали нас. И в этом месте было бесчисленное количество островов; они называются Ростскими островами, состоят во владении датского короля и расположены на широте 66°30'. Из-за противного ветра мы оставались здесь 3 дня и наловили очень много самых разнообразных птиц, которых там было бесчисленное множество.

22-го подул попутный ветер; мы пошли от Ростских островов на с.-с.-в., держась в открытом море до 27-го. 27-го мы приблизились к берегу, который все время лежал к востоку от нас. Мы выслали пинассу искать хорошей гавани. Найдя несколько гаваней и очень хороших, мы ввели в одну из них наши суда. Она называлась Стэнфью (Stenfew), вся же страна состояла из островов, называвшихся Лофутскими, или Люфутскими. Их населяют многочисленные и приветливые обитатели, также подданные датского короля. Но мы не могли узнать, как далеко находятся эти острова от материка. Тут мы оставались до 30 июля, находясь на широте 68° и в 30 лигах к с.-с.-в. от вышеупомянутых Ростских островов.

30 июля около полудня, подняв якоря, мы вышли в море и поплыли вдоль этих островов к с.-с.-в., не теряя из виду земли, и плыли до 2 августа, когда мы вплотную подошли к побережью, чтобы узнать, что это за земля. С острова подошли к нам шлюпки; ответы жителей на наши многочисленные вопросы показали, что остров назывался Сийнэм; что он лежит на широте 70°, в 30 лигах от Стэнфью, и также принадлежит датскому королю, но что тут нет никаких товаров, за исключением сушеной рыбы и ворвани. Предполагая идти в Финмаркен, мы спросили говорившего, нельзя ли нам получить лоцмана, который повел бы нас туда. Он ответил, что если бы мы вошли в гавань, то у нас была бы хорошая стоянка, а на следующий день мы имели бы хорошего лоцмана, [44] который повел бы нас в Финмаркен и довел бы до Вардехуса (Wardehouse), самой сильной крепости в Финмаркене и, по слухам, очень посещаемой. Но когда мы собирались входить в гавань, защищенную со всех сторон высокими горами, налетели такие порывы ветра и вихри, что мы не могли этого сделать и были вынуждены снова выйти в открытое море, не успев поднять на борт нашей пинассы. Мы пошли к северо-востоку. Ветер был так силен, что нам нельзя было оставить парусов, мы убрали их и легли на дрейф в ожидании, пока утихнет шторм. В эту ночь, вследствие силы ветра и густого тумана, наши суда не могли держаться вместе в виду друг друга; кроме того, около полуночи мы потеряли свою пинассу, что было для нас большим неудобством. Как только рассвело и рассеялся туман, мы огляделись вокруг и, наконец, увидели одно из наших судов на подветренной стороне. Мы распустили часть парусов на фоке и направились к нему. Это оказалась “Конфиденция”, но “Эдуарда” мы не видели Так как ветер несколько ослабел, мы и “Конфиденция” подняли 4 августа паруса и пошли к северо-востоку с уклоном к северу, чтоб добраться до Вардехуса, как мы еще ранее условились, на случай если ваши суда разъединятся. Пройдя в этом направлении 50 лиг, мы опустили зонд, показавший 160 сажен, из чего сделали вывод, что мы находимся далеко от берега; мы убедились также, что расположение берега не соответствовало данным глобуса. Вследствие этого 6 августа мы переменили курс и прошли в юго-восточном направлении, с уклоном к югу 48 лиг, думая отыскать Вардехус.

8 августа поднялся сильный ветер с в.-с.-в.; не зная, в каком направлении находится берег, мы убрали паруса и легли на дрейф. Лот показал, как и прежде, 160 сажен.

9-го ветер перешел на ю.-ю.-в., и мы прошли 25 лиг к северо-востоку.

10-го мы измеряли глубину, но дна не нашли; не видели мы и берегов; это повергло нас в удивление. Когда ветер подул с северо-востока, мы прошли 48 лиг к юго-востоку.

11-го при южном ветре промеры дали 40 сажен с чистым песком.

12-го при юго-восточном ветре мы прошли под парусами 30 лиг к востоку с уклоном к северу.

14-го рано утром мы увидели землю. Мы подошли к ней и спустили наш бот, чтобы посмотреть, что это была за земля. Но бот не мог подойти к берегу из-за мелководья и из-за большого количества льда. Однако на берегу не было видно никаких признаков жилья. Земля эта находится на широте 72° в 160 лигах к востоку с уклоном к северу от Сийнэма. После этого 15, 16 и 17 августа мы плыли к северу (Англичане, не раз пытавшиеся вновь открыть эту землю (см VI. Стифена Бэрроу, и VIII. Пэта и Джэкмэна), называли ее “Землею Уиллоуби”. Вопрос об этой земле занимал мореплавателей еще в XVIII в. В начале этого века англичанин Томас Идж доказывал, что Уиллоуби открыл Шпицберген. В настоящее время господствует мнение, что Уиллоуби видел Гусиный полуостров Новой Земли; это соответствует и сообщаемой Уиллоуби широте открытой им земли. В XIX в. Норденшельд выразил мнение, что виденная Уиллоуби земля была островом Колгуевым. Основанием для такого предположения было указание Уиллоуби на мелководье около виденного берега, что свойственно как раз Колгуеву.). [45]

18-го ветер перешел к северо-востоку. В трюме “Конфиденции” появилась вода, и она накренилась. Мы сочли за лучшее поискать гавани, чтобы привести “Конфиденцию” в порядок, и прошли 70 лиг в ю.-ю.-в. направлении.

21 августа зонд показал 10 сажен; новые промеры дали только 7 сажен. Море было все мельче и мельче, и все же не было видно берега, что вызывало в нас большое удивление. Чтоб избегнуть опасности, мы отошли в открытое море и шли всю ночь к северо-западу с уклоном к западу.

На следующий день лот показал 20 сажен. Мы переменили курс и шли к з.-ю.-з. до 23-го. Тут мы снова увидели низкий берег, к которому подошли как можно ближе, но он показался нам необитаемым. Мы поплыли в западном направлении вдоль этого берега, который тянется с ю.-ю.-з. на в.-с.-в., но из-за сильного западного ветра мы должны были выйти в открытое море на 30 лиг. Когда ветер сменился на северо-восточный, мы пошли к з.-с.-з., но после, когда он перешел в северо-западный, мы прошли около 14 лиг к з.-ю.-з. и, увидев берег, подошли к нему 28-го, плывя по мелководью до глубины в 3 сажени. Однако, убедясь, что здесь очень мелко и увидев сухие песчаные отмели, мы снова поплыли вдоль берега к северо-востоку, пока не дошли до выдающегося мыса. Берег поворачивал к западу, и мы прошли вдоль него 16 лиг в северо-западном направлении и вошли в отличную бухту. Тут мы спустили наш бот и съехали на берег. Место было необитаемо, но нам показалось по крестам и другим признакам, что люди бывали здесь. Отсюда мы снова продолжали путь к западу вдоль берега.

4 сентября мы потеряли берег из виду вследствие противного ветра, ни 8-го увидели его снова. В течение двух следующих дней мы снова его не видели, но пройдя 30 лиг к западу с уклоном к югу, мы опять увидели землю и приближались к ней до ночи. Однако, увидев, что это подветренный берег, мы отошли в открытое море, ища простора.

12 сентября мы снова направились к берегу при слабом ветре и посредственной погоде. Подойдя к берегу почти к окончанию прилива, мы бросили якоря на глубине 30 сажен. 13-го мы шли вдоль берега, тянувшегося с северо-запада на юго-восток.

14-го мы стали на якоря в 2 лигах от берега на глубине 60 сажен. Мы съехали на берег на своем боте и нашли 2 или 3 хороших гавани; берега были скалисты и высоки, но никаких людей мы не видели. [46]

15-го мы продолжали идти вдоль берега и шли до 17-го. В этот день, имея противный ветер, мы сочли за лучшее возвратиться в гавань, которую мы нашли перед тем. Поэтому мы пошли по направлению к ней, однако наше желание не могло исполниться в этот день. На следующий день, 18 сентября, мы вошли в эту гавань и бросили якоря на глубине 6 сажен. Гавань эта (Позднейшая заметка: в этой гавани они умерли.) вдается в материк приблизительно на 2 мили, а в ширину имеет поллиги. В ней было много тюленей и других больших рыб, а на материке мы видели медведей, больших оленей и иных странных животных и птиц, как например, диких лебедей, чаек, а также других, неизвестных нам и возбуждавших наше удивление. Пробыв в этой гавани с неделю и видя, что время года позднее и что погода установилась плохая — с морозами, снегом и градом, как будто бы дело было в середине зимы, мы решили тут зимовать. Поэтому мы послали 3 человек на ю.-ю.-з. посмотреть, не найдут ли они людей; они проходили три дня, но людей не нашли; после этого мы послали еще 4 человек на запад, но и они вернулись, не найдя никаких людей. Тогда мы послали 3 человек в юго-восточном направлении, которые таким же порядком вернулись, не найдя ни людей, ни какого бы то ни было жилища (Позднейшая заметка; здесь кончается записка сэра X. Уиллоуби, писанная его собственной рукой.).

Две следующие заметки были записаны на обложке этой тетради или книжки:

1) Действия сэра X. Уиллоуби, после того как он отделился от “Эдуарда — Благое Предприятие”.

2) “В то время как наши корабли стояли на якоре в гавани, называемой Стерфиер, на острове Лофот.

Река или гавань, в которой сэр X. Уиллоуби и экипаж его двух судов погибли от холода, называется Арзина (“А от речки Сидорова ручья до устья речки Арзиной — 30 верст. А промеж Сидорова ручья и речки Арзиной становище корабельное, а на устье речки Арзиной — на море остров” (Спасский, Книга, глаголемая Большой Чертеж, М. 1846, стр. 163). “Становище корабельное” и есть бухта, где погибли Уиллоуби и его спутники. Теперь река называется Варзина, а губа носит название Нокуевской губы, так же как и находящийся в ней остров. Нокуевская губа находится приблизительно в 75—80 км к северо-западу от Святого Носа.) и находится в Лапландии неподалеку от Кигора. Однако из завещания, найденного на корабле (Речь идет о завещании Гавриила Уиллоуби; см. примечание на стр. 38.), видно, что сэр X. Уиллоуби и большая часть его спутников были живы еще в январе 1554 г.

Текст воспроизведен по изданию: Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. М. Соцэкгиз. 1937

Главная страница  |  Ссылки |  Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.